Вы здесь

Топ-менеджер «Белого фрегата»: «Компания попала в идеальный шторм»

Агрохолдинг «Белый фрегат» Анатолия Буторина — некогда один из крупнейших в стране импортеров и производителей мяса птицы, также занимавшийся растениеводством и производством сахара — мог прекратить существование еще в 2009 году. Тогда компания допустила технический дефолт по облигациям и подала заявление о собственном банкротстве. Общая кредиторская задолженность превышала 2 млрд руб., стоимость активов оценивалась примерно вдвое меньше. Однако компания смогла договориться с кредиторами и рассчитаться с долгами.

В 2016-м стало известно, что у нее вновь возникли финансовые проблемы: иск к «Белому фрегату» подал «Мираторг» - холдинг не мог расплатиться с ним за комбикорма. Аналогичные претензии были у компаний «Мегамикс» и «Провими». Сумма просроченной задолженности оценивалась более чем в 1 млрд руб., денег у «Белого фрегата» не было, и наиболее вероятным сценарием виделось банкротство. Его же требовал «Мираторг» и другие контрагенты «Белого фрегата». Но и в этот раз холдинг решил вопросы, правда, для этого пришлось продать часть бизнеса — весной прошлого года его «Колпнянский» сахарный завод (Орловская область) и 60 тыс. га земли перешли к производителю сладостей и снэков «КДВ Групп». О том, как сейчас работает «Белый фрегат», «Агроинвестору» рассказал гендиректор управляющей компании холдинга Тимур Гасиев.

Из кризиса еще не вышли

— Как получилось, что некогда вполне успешный холдинг «Белый фрегат» оказался на грани исчезновения?

- Насколько я знаю, кризис был вызван определенными неудачами в сельском хозяйстве, также сказалось дорогое финансирование. На рынке был идеальный шторм — при росте себестоимости производства снижались цены реализации, и компания покрывала убытки за счет кредитов и средств акционера. Кроме того, среди первопричин неэффективный менеджмент. Кадры решают все — это правило никто не отменял. Акционер компании (основным владельцем с долей 99% по-прежнему является Анатолий Буторин) тоже это понимает, поэтому в апреле и сменил команду. Он давал достаточно много времени прежним руководителям, чтобы исправить ситуацию, но, видимо, люди просто не знали, что делать. У нас вроде бы получается: за прошедшие четыре-пять месяцев мы вышли из убыточной зоны, сейчас двигаемся вперед. Хотя и нельзя сказать, что мы уже полностью преодолели кризис, не все идет гладко, но компания жива, перестраивается и работает.

— Однако холдингу все же пришлось продать часть активов. Какие предприятия остались?

- Да, к сожалению, чтобы расплатиться с долгами, часть бизнеса — сахарный завод и земли — пришлось продать «КДВ Групп» и, по сути, начать с чистого листа. У нас осталось две птицефабрики в Брянской и Волгоградской областях, комбикормовый завод, элеватор, мясоперерабатывающее предприятие. Земли совсем не осталось.

— Судя по информации с сайта компании, у вас достаточно небольшой объем производства птицы.

- 45 тыс. т в год в убойном весе. У нас есть планы по увеличению производства минимум до 100 тыс. т, а возможно и больше, если справимся с операционным управлением на таком объеме. Правда, расширяться мы начнем не ранее, чем через год: сейчас такой шаг был бы преждевременным — нужно еще рассчитаться со старыми долгами, чтобы и мы никому не были должны, и нам никто не должен.

— Планируете строить новые мощности или покупать предприятия?

- В приоритете покупка птицефабрик, остановленных по каким-то причинам. Мы знаем, сколько стоит возвести новые корпуса на имеющихся площадках, поэтому будем считать, что выгоднее — построить или купить. Сейчас и у акционеров, и у меня есть мнение, что вкладывать в новые комплексы без льготного финансирования не совсем целесообразно, логичнее приобрести остановленный бизнес.

— По каким критериям будете оценивать потенциальные активы для покупки?

- Будем смотреть на соотношение «цена-качество». Корпуса должны быть автоматизированы, чтобы производить качественную птицу, чтобы мы могли даже удаленно контролировать климатический режим и т. д. Также критерием выбора является расположение — предприятия должны быть недалеко от наших. Мы планируем остаться в регионах, где работаем сейчас — это Орловская, Брянская и Волгоградская области — разве что можем еще немного сдвинуться к Москве. Покупать на Дальнем Востоке мы пока не готовы. У нас есть на примере пара фабрик, там высокая степень автоматизации, нормальные корпуса, знаю, что там мы можем получить результат.

— Будете ли при этом инвестировать в модернизацию имеющихся птицефабрик или в этом нет необходимости?

- У нас достаточно модернизированные предприятия, например, «Победа» - одна из самых автоматизированных в Брянске. Комплекс в Волгограде слабее, мы проводим необходимую модернизацию, но вложения исчисляются десятками миллионов рублей, а не сотнями.

— Планы роста производства связаны с бройлером или рассматриваете варианты диверсификации и выпуска других видов птицы?

- Такие варианты не отменяем, акционер всегда это рассматривает, но в итоге все будет зависеть от того, насколько ему это будет интересно как бизнес.

Планы упираются в вопросы финансирования

— Учитывая нынешние объемы производства, об экспорте вы, наверное, не думаете?

- Мы пока ничего не вывозим, но такой проект есть. Мы работаем с Российским экспортным центром, если получится, то будем отправлять продукцию в страны СНГ, ОАЭ, Сирию, Иран, Ирак и т. д. Но проблема в том, что пока не нашли глобальных надежных партнеров. С экспортом связан большой риск — это отсрочки оплаты. Есть такой не очень приятный метод работы с постоплатой. Когда приходит контейнер, покупатель может сказать, что его не устраивает качество, находит еще какие-то причины, чтобы снизить цену на 20-30%. Не хочешь — забирай товар обратно.

Конечно, на внутреннем рынке такое тоже возможно, но тут вопрос расстояний. Если я верну фуру с продукцией из соседней области, то потеряю 20 тыс. руб., а если отправлю контейнер в Китай, то вернуть его будет очень дорого, при этом не факт, что назад придет продукция надлежащего качества.

— Одно из направлений бизнеса «Белого фрегата» - импорт разных видов мяса. В условиях внутреннего перепроизводства птицы и свинины импортная продукция еще кому-то нужна?

- Когда я пришел в компанию, то сам долго не мог поверить, но в нашем пуле клиентов есть покупатели, которые берут исключительно импортное мясо. Как раньше брали американские окорочка, так и продолжают брать зарубежные окорочка по любой цене. Я сам им звонил, предлагал нашу охлажденную птицу, причем на 5 руб./кг дешевле. Нет, не надо, мы хотим импортное замороженное, оно у нас продается. Абсолютно непонятная логика, нет объяснения, почему так. Это оптовики, которые потом перепродают товар в рознице.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Новости по теме:
НАЧАЛО— Куда вы поставляете продукцию по России?- В Брянскую, Волгоградскую, Ростовскую, Рязанскую, Астраханскую,...
В отчете Министерства сельского хозяйства Российской Федерации о текущей ситуации в АПК говорится, что за январь-...
По прогнозу Росптицесоюза, в 2018 году производство мяса птицы в России может увеличиться на 100 тыс. т и превысить 4,9...
«ПРОДУКТ.BY»
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-707

+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (17) 39-65-321

info@produkt.by

*Права защищены, любое использование информации без ссылки на источник produkt.by запрещено.
*За содержание рекламных сообщений ответственность несут рекламодатели.