Вы здесь

Хотят ли молодые работать в агросфере?

Результаты многолетних социологических опросов показали, что, несмотря на высокий уровень человеческого потенциала работников сельского хозяйства, в агропредприятиях наблюдаются огромные масштабы его недоиспользования из-за недостаточно продуктивной, рациональной занятости, текучести кадров, связанной с тяжелыми условиями труда и высокой ответственностью, которые неадекватны физическим и душевным затратам, заработной плате и моральному удовлетворению. Данные тенденции привели к острейшей кадровой проблеме, приобретающей с каждым годом угрожающий характер как в сфере сельхозпроизводства, так и в системе профессионального образования.

Р. СМИРНОВА, руководитель отдела социологии регионального развития Института социологии НАН Беларуси

С каждым годом все меньше сельских жителей ориентируют своих детей на жизнь в селе и работу в сфере сельского хозяйства (хотели бы, чтобы их дети остались жить и работать в селе только 5 %), снизилось число абитуриентов в аграрные вузы, поступающих в них по внутреннему побуждению и преданности профессии (всего 15 %), увеличилось число выпускников вузов, не связывающих свою дальнейшую жизнь с приобретенной профессией и сельской жизнью в целом (42 %), усилилась текучесть молодых специалистов и квалифицированных рабочих.

Лавинообразный отток молодежи из сферы сельскохозяйственного производства, нежелание жить и работать в сельской местности и в то же время острая нехватка кадров высшей и средней квалификации свидетельствуют о целом комплексе причин и неблагоприятных тенденций объективного и субъективного плана, детерминирующих негативные процессы в агросфере. Они связанны, прежде всего, с неоднозначностью и непоследовательностью реализации экономической модели развития, диспропорциями в развитии отраслей, диспаритетом цен на сельскохозяйственные и промышленные товары, приводящими к несбалансированности в сфере труда и заработной платы, и с многим другим. Не менее значимы факторы, связанные с трансформацией традиционных нормативно-ценностных установок, индивидуализацией жизненного пространства в трудовой, культурной и повседневной сферах, выдвижением на первый план ценностей успеха и высокого материального благосостояния при минимуме усилий и ответственности, недооценкой в общественном мнении населения страны сельского образа жизни и важности труда аграриев, обеспечивающих продовольственную безопасность страны. Если к этому добавить непрестижность любых производственных и в частности сельскохозяйственных профессий, стигматизацию и клеймо «деревенщины», «провинциальности», реально худшие условия жизни, труда и социальной сферы (образования, здравоохранения, культуры), объективно предоставляющие сельским жителям заведомо меньше шансов для жизненного успеха и личностной самореализации, то можно понять, как сложна и неоднозначна проблема воспроизводства кадров в агросфере. Еще один немаловажный социальный фактор связан со становлением новой трудовой этики, которая не способствует формированию отношения к сельхозпроизводству как к сфере реализации статусных предпочтений индивида, характеризуется распадом нормативных для сельских жителей образцов жизни и труда, поиском образцов и норм жизни социальных групп, далеких от сельской жизни и производственной деятельности. Появившаяся впервые на Западе и описанная в теориях «конца (смерти) труда» тенденция отказа молодежи от профессий, связанных с производственной и сельскохозяйственной деятельностью как непрестижных, тяжелых и во многом ограничивающих личную жизнь и свободу, требующих высокой ответственности и квалификации, получила широкое распространение и на постсоветском пространстве.

Не желая брать на себя ответственность и тяжелый (от зари до зари) труд, молодое поколение квалифицированных рабочих и специалистов агросферы в большинстве своем ориентируются в дальнейшей жизни на профессии, далекие от сельского хозяйства, но чрезвычайно престижные для их референтной группы, то есть группы, выступающей для них своеобразным стандартом, системой отсчета для себя и других, а также источником формирования социальных норм и ценностных ориентаций. Эти профессии неплохо оплачиваются и зачастую не требуют специального образования: менеджер на фирме, собственный бизнес (как правило, в сфере торговли или финансов), работа в частной кампании, на крупном успешном заводе и др.

Самое удивительное, но при всем этом жители села, работники сельского хозяйства любят свою работу. А ведь любовь к своему делу, к осуществляемой аграрием работе является одним из индикаторов отношения к труду в целом, влияющим на мотивацию, производительность труда, дисциплину и ответственность. Если анализировать ответы опрошенных работников сельскохозяйственных предприятий на вопрос, нравится ли им их работа или нет, то большинству респондентов (67 %) нравится их работа. Более всего она нравится специалистам высшего звена (78 %) и строителям (75 %), и менее — животноводам (63 %) и растениеводам (58 %). Механизаторы и специалисты среднего звена по позитивному отношению к работе имеют также достаточно высокую позицию — по 69,5 % в каждой группе. Нужно сказать, что, несмотря на распространенный стереотип о негативном отношении работников к сельскохозяйственному труду, только 10 % опрошенных ответили категорично, что работа в сельскохозяйственной организации им не нравится. Это значит, что лежащая в основе трудовой деятельности любовь к своей профессии теряется или замещается другими интересами и мотивами уже в процессе дальнейшей производственной деятельности, что свидетельствует о недоиспользовании трудового потенциала агрария в сельскохозяйственных организациях, неумении компенсировать трудности, связанные с особенностями сельскохозяйственного труда, такими формами морального и материального поощрения, системой бонусов, которые были бы способны сохранить и развить позитивное отношение к своей профессии в условиях тяжелого физического труда и повышенной ответственности.

Данная кадровая политика особенно важна в работе с молодежью, стоящей перед выбором будущей профессии и судьбы: оставаться аграрием, или искать лучшей жизни в городе? Несмотря на то что у работников сельского хозяйства разных возрастных групп есть много общего, в частности в удовлетворенности различными сторонами своей работы, оценке изменений, произошедших в последние годы, оценке эффективности предприятия, на котором они работают, перспектив развития предприятия и сельского хозяйства в целом, по некоторым позициям молодые работники агропредприятий проявляют большую категоричность и неудовлетворенность. Так, среди молодежи меньше тех работников, которым нравится их работа (нравится работа: до 36 лет — 59,5 %, от 36 до 45 лет — 66,5 %, от 46 и старше — 75,0 % респондентов). Высказывают молодые работники большую неудовлетворенность системой морального поощрения за добросовестный труд (до 36 лет — 34,6 %, от 36 до 45 лет — 30,9 %, от 46 и старше — 28,9 % респондентов), а также оценкой своего трудового вклада. Но наиболее показательны ответы молодых респондентов в отношении их готовности к некоторым жизненным изменениям в целях улучшения собственного благосостояния. Молодые работники выразили повышенный интерес к возможности обучаться или переобучаться, но остались, мягко говоря, равнодушными к таким вариантам, как необходимость работать более интенсивно, сверхурочно, усиление трудовой дисциплины, увеличение личной ответственности на своем рабочем месте. Зато молодежь оказалась в первых рядах по части желания переехать в районный центр, город, перехода на работу, не связанную с сельским хозяйством (табл. 1).

Необходимо отметить, что молодые труженики села не только проявляют большую готовность к уходу с основного места работы, но планируют это сделать уже в ближайшее время. На вопрос: «Планируете ли вы сменить место основной работы (уйти на другое предприятие, в другую организацию)?» имеют твердое намерение в три раза больше молодых работников, чем представителей других возрастных групп. В качестве причин молодые респонденты, наряду с низкой заработной платой, указали на такие позиции, как неинтересная работа, непрестижность профессии, отсутствие перспектив, трудности с жильем. Среди большего числа молодежи, чем в других возрастных группах, снизилось желание работать в сельскохозяйственной организации (до 36 лет — у 20,0 %, от 36 до 45 лет — у 13,3 %, от 46 и старше — у 14,3 % респондентов). Однако те молодые респонденты, которые не собираются уходить со своего предприятия, считают, что основными факторами закрепления молодежи на предприятии должны стать не только повышение заработной платы, но и различные формы дополнительного материального поощрения — 45,0 % (что на четыре пункта больше, чем в старшей группе), возможности карьерного роста — 28,0 % (в старшей группе — 19,3 %), предоставление жилья — 54,3 % (в старшей группе — 48,5 %).

Конечно, молодым людям, в силу возрастных особенностей, присущи социальный оптимизм, острое желание добиться успеха, искать лучшей судьбы в других местах — агрогородках, городах, пробовать себя в новых профессиях, устроить свою семейную жизнь. В современном селе не всегда есть для этого возможности. Поэтому крайне важно решать проблемы закрепления кадров не только внутрипроизводственными и отраслевыми средствами и стимулами, но и комплексными мерами государственной политики социально-культурного, демографического, экономического и политического плана.

«ПРОДУКТ.BY»
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-707

+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (17) 39-65-321

mail@produkt.by

*Права защищены, любое использование информации без ссылки на источник produkt.by запрещено.
*За содержание рекламных сообщений ответственность несут рекламодатели.