Вы здесь

Все более популярной становится повторная переработка продуктов

Чай из косточек авокадо

Все началось с выброшенной косточки авокадо. Там, где другие видят отходы, выпускники Шитал Бахират (Sheetal Bahirat) и Криста Ква-Яньсон (Christa Kwaw-Yankson) увидели возможность, пишет aggeek.net.

После некоторых экспериментов они приготовили чай из этой косточки, очистив, раздробив и высушив ее. У такого напитка мягкий, слегка фруктовый вкус и приятный, натуральный розовый цвет.

Пищевые отходы — прогрессивная тема, и стартапы очень хотят что-то сделать на этом поприще. Но создание жизнеспособной компании по производству продуктов питания из «отходов» влечет много проблем.

Лаборатория продуктов питания (The Food Lab) в Дрексельском университете (США) стала местом для научных исследований и разработок кулинарных новаторов, которые нацелены на превращение пищевых отходов в потребительские товары. Недавно эта лаборатория получила двухлетний грант от Фонда Кланиэля, чтобы расширить свои исследования в области пищевых продуктов.

Завариваем шелуху от кофе

Как и Бахират с Ква-Яньсон, многие другие предприниматели по переработке продуктов, сначала видят отходы, а затем думают о способе их использования.



Например, Даниэла Урибе выросла среди кофейных ферм Колумбии. Она вспоминает груды каскары — шелухи кофейных плодов — которую либо использую как удобрение, либо просто сбрасывают в реку. У нее загорелись глаза, когда она увидела, что Starbucks предлагает каскара-латте. Вместе с другими соучредителями Эриком Орниц и Дрю Финком они начали экспериментировать с каскара-чаем на кухне. «Чай ленивого медведя» — это напиток из сушеной каскары, который при погружении в горячую воду похож не на кофе, а черный чай. Этот чай выпустили в 2017 году, а теперь он продается в 30 магазинах в большем районе Бостона. В планах — расширение.


Даниэла Урибе и Дрю Финк посетили фермеров-кофейников, чтобы обсудить вопрос о поиске каскары

Помимо превращения каскары из отходов в продукт, компания предлагает потенциальный доход для фермеров-кофейников. Большинство из них, несмотря на то, что поставляют кофе на прилавки дорогих магазинов, сами живут в нищете. «Это подчеркивает, насколько нарушена цепочка поставок кофе в нашем сельском хозяйстве и в системе в целом, — говорит Даниэла. — Мы используем наш чай для решения некоторых из этих несоответствий».

Аналогичным образом, компания ReGrained из Сан-Франциско использует муку, полученную из отработанного зерна пивоваров. Оно остается после заваривания пива. Компания из этого материала делает снеки, ведь такое зерно является очень питательным. И хотя оно может использоваться как корм для животных, большая его часть просто выбрасывается! Проблема в том, что этот продукт быстро портится, поэтому ReGrained изобрел и запатентовал уникальный процесс транспортировки. Они сотрудничают с пивоварами среднего размера, которым интересен еще один источник дохода.

«Мы создаем экономическую ценность из ничего. Это отличная история для них, ведь теперь есть что рассказать своим клиентам об устойчивом производстве», — говорит один из основателей ReGrained Даниэль Курзрок (Daniel Kurzrock).

Курзрок вместе с Джорданом Шварцем (Jordan Schwartz) запустили ReGrained в 2013 году и для начала занялись снеками, потому что они являются относительно легкой точкой входа на рынок. В этом году компания планирует запустить новые продукты и расширить свою деятельность на национальном уровне.


Питательные снеки от ReGrained

Food Lab также связала Крити Сегала (Kriti Sehgal), основателя группы ресторанов Pure Fare в Филадельфии, с поставщиком переработанного сладкого картофеля, который обезвожен и превращен в пудру. Он используется для приготовления картофельного заварного крема — одного из самых популярных предложений ресторана. По словам Сегала, повторное использование продуктов является основополагающим принципом компании.

Нашли нужный продукт? Не останавливаемся

Даже если вы нашли продукт, который можно повторно использовать, — это не означает, что получить его будет просто.  Бахират и Ква-Яньсон говорят, что их запросы на ингредиенты обычно остаются без ответа. «Мы обращаемся к этим компаниям и говорим: «Эй, мы делаем из отходов продукт, можем ли мы сотрудничать?» Но обычно не получаем ответа», — говорит Ква-Яньсон.

Возможно, это связано с распространенным мифом об обязательствах —  в ресторанах и магазинах часто не хватает ресурсов для хранения и упаковки отходов.

Урибе также знал: получить достаточную каскару для «чая ленивого медведя» будет непросто лишь потому, что фермеры не считают эти остатки ценными. Но, создав продукт, она надеется, что они будут более заинтересованы для обработки и продажи каскары. Пока ее компания работает над созданием устойчивых отношений с фермерами кофе в надежде побудить их стать поставщиками.

О повторном использовании не стоит «кричать»

Простого обозначения продукта как «upcycled» (повторно использованный) недостаточно для завоевания долгосрочных клиентов. Компания ReGrained, к примеру, фокусируется на вкусах и питательных преимуществах, а не на месседжах о переработке. «Некоторые потребители будут покупать наши продукты, потому что они повторно использованы, но они вернутся, только если это вкусно, — говорит Курзрок. — Массовый рынок не обязательно ищет upcycled-продукты».

Урибе соглашается с этим тезисом: сначала вкус, потом месседжи о переработке.  «Если у вас есть что-то на самом деле вкусное и с действительно интересной историей, люди станут к вам лояльными, — говорит она.  — Особенно, если история, связанная с переработкой отходов, — это то, что резонирует с взглядами многих клиентов».

Несмотря на то, что все эти новаторы в области пищевых продуктов используют провизию, которая в противном случае отправилась бы с мусорник, вы не найдете на их этикетках термин «пищевые отходы». Потребители хотят чувствовать, что они помогают решить проблему, но обрамление продукта также важно. «Если вы напишете «продовольственные отходы» на упаковке, люди будут думать, что едят мусор»,  — говорит Курзрок.

Тезис о том, что избыток пищи эквивалентен мусору, — это миф, который все стартапы в этой области хотят развеять. Во-первых, большая часть из этих продуктов вообще нельзя назвать мусором. Некоторая пища отвергается просто из-за перенасыщенности рынка или из-за небольших недостатков, таких как неподходящий вес. Например, мешки с виноградом могут быть отвергнуты магазином лишь потому, что они на 0,02 кг были меньше требований.

«Повторная переработка (upcycling) — это совсем не о том, чтобы навязать «мусор» населению с низким доходом. Это движение, которое закрывает дыры в цепочках питания», — резюмирует основатель Food Lab Джонатан Дойч (Jonathan Deutsch).

Новости по теме:
По оценкам ФАО, каждый год в мире пропадает или выбрасывается почти треть всех произведенных пищевых продуктов, что...
Эксперты в области науки о питании беспокоятся об уменьшении безопасности продуктов и увеличении пищевых отходов из-за...
Венецианские теплоходы, которые в этом городе называют «вапоретто», начали использовать в качестве топлива оливковое...
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-704
+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
+375 (29) 33 55 100
produkt.by@tut.by