Вы здесь

За честное молоко

22.02.2012

Вступление России в ВТО подвергает российский агропром множественным рискам.

К такому выводу пришли участники круглого стола, организованного подкомиссией Российский союз промышленников и предпринимателей по производству сельхозпродукции и ее переработке. По результатам мероприятия бизнес сформулировал предложения по защите отечественных производителей и адресовал их правительству. Эту ситуацию прокомментировал председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко, сообщает DairyNews.ru.

— Андрей Львович, все участники круглого стола говорили в основном об очевидных минусах вступления России в ВТО. Может быть, власть поторопилась с принятием этого решения?

— Да, мы всегда говорили, что мы не готовы к вступлению в ВТО. Но я прагматик: раз нам сказали, что решение принято, то придется приспосабливаться к этим условиям. Как оптимист могу сказать, что вступление в ВТО придаст нашему агропрому заряд бодрости, ускорит модернизацию. Но лучше бы, конечно, обойтись без шоковой терапии, дать нам срок для подготовки к вступлению. "Старые" члены ВТО уже выработали систему защиты своих рынков, своих производителей, нам же ее придется создавать. А для этого нужны специалисты-юристы, которые бы понимали, как действуют эти защитные меры, и готовили бы российские системные документы. Мы должны были вступать в ВТО только "вооруженными".

— А почему на своем отраслевом уровне вы не готовились к вступлению в ВТО, ведь к этому все шло?

— История вступления в ВТО длится уже 17 лет: то мы вступаем, то не вступаем. А у нас, как известно, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Мы не знали, готовиться или нет. Кроме того, мы не знали, к чему, собственно, готовиться — все условия вступления в ВТО шли с грифом "Совершенно секретно". В публичном доступе информации не было. Об условиях, на которых произошло вступление в ВТО, мы узнали постфактум. Например, решение по пакету "Молоко" было принято в 2005–2006 годах. Рынок того периода существенно отличается от нынешнего, но пересмотру условия уже не подлежат.

— С чем связан режим секретности? Находите ли вы этому оправдание?

— По уму мы должны были бы быть участниками процесса согласования условий, но наш союз появился только в 2008 году, когда, как я уже сказал, переговорный процесс завершился. Понять логику прошлого — это тяжелая задача. Впрочем, режим секретности распространялся на все отрасли. Очевидно, что роль всех отраслевых союзов до сих пор не очень заметна. Надо стремиться к тому, чтобы голос производственников был весомым. Сегодня с нашей организацией власть активно ведет диалог, согласовывает все позиции. Надеюсь, что в дальнейшем без согласования с нами государственные решения приниматься не будут. У власти есть будущее, если она взаимодействует с общественными организациями. В противном случае власть не имеет перспектив.

— Можете ли вы назвать плюсы вступления в ВТО?

— Я знаю свою отрасль, а не всю экономику в целом. Чисто теоретически должны выиграть те отрасли, которые зависимы от импорта. В принципе каждая отрасль импортирует много разной техники. Например, в нашей стране вообще не выпускается доильное оборудование, не производятся мощные тракторы. ВТО может поспособствовать модернизации. Другое дело, что российские предприятия — потребители этой техники должны еще выжить, чтобы инвестировать в производство. Повторяю, я не вижу всей экономической картинки. Нам говорят, что должен выиграть потребитель, потому что будет больше ассортимент товаров. — А кто-то вообще спрашивал потребителя? На мой взгляд, люди заинтересованы в том, чтобы покупать качественную продукцию. Могут ли они на это рассчитывать после вступления страны в ВТО?

— Для этого государство должно проводить совершенно другую политику, ему следует защищать собственный рынок и ужесточить требования к качеству продукции. Кстати, в данном случае интересы потребителей и российских производителей совпадают. При принятии защитных мер мы смогли бы сами себя обеспечить продуктами питания, да еще и кормить других. Государство должно вернуться к жесткому контролю за качеством продуктов питания. Научно обоснованные стандарты качества питания должны действовать и в рамках ВТО. Сильные аргументы производят на мировое сообщество должное впечатление. Мы имеем полное право защищать свой рынок, своих граждан от некачественной продукции. Кстати, все негативные практики, связанные со злоупотреблением химикатов, пришли к нам из-за рубежа.

— Вы согласны с утверждением, что в России продукция еще достаточно экологически чистая?

— Да, мы, пожалуй, единственные в мире выпускаем продукцию такого высокого качества. У нас есть шанс сохранить это преимущество. Надо только поставить такую цель. Китай после вступления в ВТО стал совершать нарушения на постоянной основе. У него есть армия юристов, которые на грани фола отстаивают интересы страны. В спорте, в хоккее, в частности, все игроки прижимают друг друга к борту, хотя это считается нарушением. Если уж мы вступили, то надо защищаться по полной программе, бороться за своего производителя и потребителя, как другие.

— Какие меры, по-вашему, может предпринять государство?

— Государство должно принять программы "Здоровое питание", "Здоровый образ жизни", чтобы ориентировать людей на грамотное потребление. Мы недостаточно говорим о пользе отечественных продуктов. На телевидении, в других СМИ засилье иностранной рекламы, которая соблазняет шоколадкой и газированными напитками, тогда как тем же молодым людям гораздо полезнее выпить стакан молока или кефира. Если и дальше будет нарастать это рекламное давление, люди перестанут отдавать предпочтение полезным продуктам, а это в конечном итоге отразится на затратах в области здравоохранения.

— Вступление в ВТО будет способствовать дальнейшей экспансии западного капитала?

— Да, ВТО — это в первую очередь более свободное перемещение капиталов и товаров, экспансия западного капитала и зарубежных производителей усилится. Однако на перспективы самого существования ВТО окажет влияние и кризис в Евросоюзе, США. Сегодня все мировые эксперты главной причиной кризиса считают отсутствие функций регулирования, надзора за правилами поведения, за действиями рыночных субъектов и государственных структур. Другими словами, либерализация привела к бардаку. Так что нам не надо совершать чужих ошибок. В условиях системного кризиса предоставляется случай, когда, образно говоря, мы можем прийти в чужой монастырь со своим уставом, то есть можно вступить в ВТО и навязать свои правила. Для этого нужна, конечно, политическая воля. — Вы видите признаки ее проявления?

— Мы постоянно бываем на разных совещаниях, отдельные члены правительства и учреждения понимают, что наше мнение имеет четкую аргументацию и к нему надо прислушиваться. Я участвовал в совещании премьера в Тамбове, и у меня сложилось впечатление, что он понимает риски ошибок при вступлении в ВТО. Придется взвесить все за и против вхождения и занять более жесткую позицию. Есть, безусловно, клубок интересов: финансовых структур, крупных холдингов, — все это надо учитывать. Наша задача доказать, что мы выражаем мнение большинства, поэтому меньшинство, имеющее мнение, отличное от нашего, не должно быть доминирующим. Мы ведь выражаем не только интересы отечественных производителей, но и граждан. Засилье импорта наносит вред нашему отечественному потребителю. Продовольственная безопасность — это не просто вопрос патриотизма, мы сами должны контролировать и качество, и цену наших продуктов.

— Каким образом вы доносите свою позицию? Какие акции вы проводите?

— Мы занимаемся контрольными закупками в наших торговых сетях, выявляем фальсифицированные товары. Не секрет, что на полках российских магазинов много некачественных продуктов, потому что в результате конкуренции, экономии на себестоимости некоторые производители идут на разного рода ухищрения. Например, вместо сливок при приготовлении сливочного масла кладут пальмовое масло, его и есть невозможно, и не хочется покупать. Мы активно поддерживаем контакты с потребителями. Вывод такой: если бы потребители были больше уверены в качестве и полезности продуктов, то они бы больше покупали. В настоящее время наши граждане потребляют молочных продуктов на 40 процентов меньше, чем в советское время. Мы меньше потребляем и мяса. Пища перестала быть здоровой, и люди больше болеют. Эта тенденция сохранится с увеличением объема импорта.

— Что вы может сказать о качестве молочной продукции в России в целом?

— В России несмотря ни на что остались производители, особенно в регионах, выпускающие качественные и полезные продукты. Например, молокозавод в Тамбове производит высочайшего качества продукцию, потому что 30 лет там технологом работает одна замечательная женщина, не поддающаяся соблазну удешевления в ущерб качеству, по-другому она не может. Там кладут в продукты все компоненты по-честному, положенные по рецептуре. Так вот этим региональным заводам, выпускающим качественную продукцию, может быть, будет тяжело при вступлении в ВТО.

— Почему в таком случае ставка делается на западные инвестиции, модернизацию, если все это связано с ухудшением качества?

— Проблема советской технологии заключается в том, что питьевое молоко скисало на следующий день, и не потому, что оно супернатуральное. Дело в том, что молоко переливалось много раз: из ведра — в танк, из танка — в бочку, из бочки — в заводское оборудование. В результате в молоке накапливалось много бактерий, способствующих окислению. Сегодня современные технологии позволяют исключить соприкосновение молока с внешней средой, и в этом случае оно может храниться 7 дней без всяких консервантов. Эта технология не влияет на полезные свойства молока. Есть и другого рода технологии, позволяющие молоку храниться шесть месяцев. Его фактически кипятят, оно безопасно, но оно лишается полезных свойств. Современные технологии, предполагающие добавление химических веществ: стабилизаторов, консервантов, красителей, — делают продукты менее полезными, но более красивыми и удобными для длительного хранения, что ценно для продавцов.

— Какие страны поднимают вопрос качества продуктов?

— Во всех развитых странах идет борьба двух технологических направлений. Первое стремится исключительно к удешевлению и максимальной экономии, а второе добивается наиболее натуральной, качественной экологически чистой продукции. По себестоимости такая продукция дороже. Потребителю следует сделать осознанный выбор. Этот тренд на здоровье должно поддерживать государство, вкладывая деньги в рекламу здорового образа жизни.

— Как вы думаете, политика нынешних руководителей страны станет более национально ориентированной, чем она была до сих пор?

— Это зависит от нас. Роль общественных организаций должна возрасти. Раньше нас никто не спрашивал, никто не слушал. Теперь нас слышат. Это факт. Если бы мы не работали, то многие бы государственные решения не были бы приняты. Я на сто процентов уверен, что без нас ситуация была бы значительно хуже. Граждане активно должны выражать свою волю. Как говорится, спасение утопающих — дело рук самих утопающих.

— Может быть, гражданам пора проводить митинги "За честное молоко"? — Может быть…

Читайте также
Кто позволяет российскому бизнесмену с американским паспортом, главе «Союзмолока» Андрею Даниленко все время тянуть...
Собственная сеть гарантирует производителю мясных продуктов независимость от капризов крупных ритейлеров. Развитие...
Андрей Бесхмельницкий не скрывает, что его отрасль от кризиса только выиграла. Хоть производителям молочной продукции...
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-707

+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
 

*Права защищены, любое использование информации без ссылки на источник produkt.by запрещено.

*За содержание рекламных сообщений ответственность несут рекламодатели.