Вы здесь

Подвижки «угробленной» алкогольной отрасли…

ЗАМЕТКИ НА ТЕМУ СЛАВЯНСКОГО ВОПРОСА: ПИТЬ ИЛИ НЕ ПИТЬ?

Лето и осень 2015 года стали поворотным этапом для алкогольной отрасли Республики Беларусь. В июле был создан холдинг со 100-процентной долей государства, объединивший восемь крупных производителей алкоголя. Его управляющей компанией стало ОАО «Минск Кристалл».

В августе прошло знаковое совещание с участием президента Республики Беларусь. В его ходе Александр Лукашенко жестко раскритиковал правительство за работу на рынке алкоголя. Вот одна из цитат: «Акцизная политика, которую предлагало правительство и сегодня предлагает, практически угробила, как говорят специалисты, отрасль. Акцизы привели к увеличению цены, а вкупе с контрафактом — к снижению спроса на эту продукцию, а значит, потере бюджета».

Мы попробуем бегло оценить, что происходило с отраслью в последние годы и дать возможность высказаться авторитетным людям. Так сказать, в динамике.

На самом деле, эти темы и вопросы по алкоголю назрели очень давно. Про создание холдинга как практически свершившемся факте речь в профессиональной среде шла уже минимум два года. О скором совещании у главы государства по вопросам развития алкогольной отрасли — полтора.

КУДА УЖ АВТОРИТЕТНЕЕ, ИЛИ ПРО РОЛЬ ГОСУДАРСТВА

Два года назад в интервью нашему изданию знаменитый Николай БЕЛКО, Заслуженный работник промышленности Республики Беларусь, 35 лет отдавший столичному «Кристаллу» в качестве главного инженера и директора, один из авторов «Всеслава Чародея», «Белорусского» бальзама, «Беловежской», говорил вещи, чрезвычайно актуальные сегодня: «История учила тому, что сильное государство никогда не откажется от своей алкогольной продукции. Более того, полное подчинение нашей отрасли государственным интересам творило чудеса в экономике многих стран. Я надеюсь, что так будет у нас в Беларуси. А то, что частные интересы в производстве водки и иной крепкой алкогольной продукции сегодня порой одерживают верх над государственными, — это ужасно неправильно и вредно для нас всех».

Остается пожелать этому замечательному человеку, чтобы все, наконец, стало справедливо. В самом широком смысле этого слова. Кстати, можно сравнить крик души легендарного профессионала с фразой президента, сказанной в ходе августовского совещания: «Частные структуры за счет разворотливости и за счет не знаю каких факторов… заняли около 35 % рынка, при этом недобросовестно вытесняя государственные структуры, в том числе с помощью сетевых структур».

ИСТОРИЧЕСКИЕ УРОКИ МИНФИНУ И КОНЦЕРНУ

Был в дореволюционной России такой министр финансов С. Витте. Он и по сей день знаменит тем, что в 1894 году по его инициативе была введена государственная винная монополия на торговлю крепкими спиртными напитками. В России водка с давних времен была одной из важнейших статей дохода казны, хотя способы извлечения дохода неоднократно менялись. Так вот, Витте придумал, что торговля водкой должна производиться только в казенных (читай — государственных) винных лавках. При этом министр финансов прямо утверждал, что приоритетными для него были не фискальные цели, а стремление ликвидировать злоупотребления частной торговли спиртным. Такая винная монополия при Витте дала возможность бюджету страны пополняться в день на 1 миллион рублей ноль-ноль копеек, как любил говорить один литературный персонаж. Для сравнения: элитная лошадь при проклятом царизме стоила 100 рублей.

И в советское, и в наше время глубоко подакцизная алкогольная отрасль продолжала активно наполнять бюджет. Ведущие ликеро-водочные заводы независимой Беларуси по объемам отчисления в бюджеты всех уровней долгое время входили в ТОП-100 лучших налогоплательщиков. Треть акцизов, собираемых бюджетом, была стабильно алкогольной.

Но несколько лет назад в этой стройной музыке стал наблюдаться какой-то диссонанс. Предприятия отрасли тратили колоссальные деньги на модернизацию, брали банковские кредиты под колоссальный процент, по распоряжению свыше увеличивали валовые объемы производства — а взамен получали рост акцизов и сокращение потребления крепкого алкоголя в стране (в рамках деалкоголизации).

В итоге практически все предприятия отрасли, за исключением, быть может, «Минск Кристалла» и «Бел-алко», оказались нерентабельными. Это просто — фантастика. Как бы там ни было, уже два года назад мне приходилось слышать: с созданием алкогольного холдинга во главе с «Кристаллом» мы крепко запоздали.

О ХОЛДИНГЕ В ИСТОРИЧЕСКОМ СОВЕТСКОМ РАЗРЕЗЕ

Еще пять лет назад в беседе с нашим изданием тогдашний председатель концерна «Белгоспищепром» Иван Данченко заявил, что будущее рынка продовольствия — за крупными холдингами. Он, в частности, предположил тогда: в перспективе у нас может быть создана национальная ликеро-водочная компания «Кристалл», с единым национальным брендом.

Упомянутый уже Николай Белко пару лет назад вспоминал: «Было время, когда все ликеро-водочные заводы БССР подчинялись «Кристаллу». Тогда все стремились выходить на экспорт. Но не было какой-то стратегии. И наше предприятие предложило так называемую узкую специализацию для предприятий ликеро-водочной отрасли. Основное производство ликеров было передано Гомелю, горьких настоек — Витебску. А весь «размытый» по республике экспорт мы забрали со всех белорусских заводов и передали в Брест: из-за близости к границе и хорошей воды на этом заводе. Там в итоге и был построен современный цех по выпуску экспортной продукции. А потом по пути узкой специализации пошли все республики СССР».

Получается, сегодня ничего нового не нужно придумывать, как может работать холдинг. Ведущие областные специализированные предприятия страны (Брест, Гомель, Витебск, Гродно и Климовичи) под управлением «Минск Кристалла» должны сформировать свою, индивидуальную ассортиментную политику. Каждый. И начинать работать в новых условиях. Это непростой процесс, требующий оптимизации (говоря по-русски, сокращения кадров и жесткой экономии). Но государство показало, что отныне не намерено мириться с нашим новым экономическим чудом: поддерживать валящуюся с ног алкогольную отрасль, вместо того чтобы получать от нее гарантированные доходы в бюджет. Плюс оставить за собой право бороться за здоровый образ жизни разными методами.

ТОРГОВАЯ ТЕМА

Немного статистики. В Беларуси на один магазин, где можно купить алкоголь, приходится около 600 человек. Для сравнения: в странах Скандинавии, где ведут планомерную антиалкогольную политику с XIX века, одна точка с алкоголем приходится на 20 тысяч человек (в Швеции) и 30 тысяч — в Норвегии. Северные народы, скажем так, слишком восприимчивы к алкоголю. И их пришлось принудительно стреноживать. Стали больше работать, побеждать на зимних олимпиадах, выходить на новый уровень жизни. В общем, неплохой опыт. Кстати, шведский бренд «Абсолют» уверенно завоевал весь мир.

В Беларуси во второй половине 2015 года на участке торговли алкоголя случились либерализация и ужесточение — в одном флаконе. С одной стороны, власти Минска и Гомеля прислушались к посылу президента и быстро сняли свой недавний запрет на продажу алкогольных и слабоалкогольных напитков, а также пива на период с 22:00 до 9:00 часов. Для потребителя это — либерализация. Благом для него можно считать и то, что наценку на отечественный алкоголь в общепите Минторг в конце августа снизил более чем вдвое. Одновременно был расширен ассортиментный перечень алкогольной продукции — как для общепита, так и для розницы.

И вот здесь появились вопросы. Они продиктованы жестким посылом со стороны президента в августе 2015 года: «С госпредприятий за реализацию ликеро-водочных изделий требуют скидки, порой до 40 % стоимости и, как я говорил, устанавливают непонятные бонусы и премии для торговых сетей за счет, естественно, производителя». Разумеется, все эти бонусы придется забыть как страшный или там славный сон. Мне доводилось слышать, что госпредприятия смогут получить от сетевых магазинов все свои «бонусные затраты» назад. И вот это — достаточно деликатный вопрос. Непонятно, как он будет решаться. Хотя о том, что Минторг уже закрывал в 2015 году несколько сетевых предприятий за просрочку расчетов именно по алкогольной продукции, вы уже слышали. Не думаю, что для решения иных вопросов по алкоголю с крупным ритейлом будет придумываться что-то новое.

В то же время есть проблемы и у небольшого торгового бизнеса. Один из его представителей уверен в одном: «По итогам совещания у президента на участке торговли алкоголем врубили жесткий административный ресурс. При этом страдают как сетевые, так и отдельно стоящие торговые предприятия. Нас заставляют расширять ассортимент винодельческой продукции, сроки оплаты за алкоголь фактически пытаются приравнять к расчетам за молоко и хлеб. Производители алкоголя пользуются моментом и выламывают нам руки. Но забывают они одно. Постоянно этот ресурс работать не сможет. А торговля запомнит, как с нею обращался производитель в это переходное время. И у нее найдутся свои адекватные ответные меры уже завтра. Не думаю, что отечественный производитель будет им рад. Сегодня он нарушает классический закон, сформулированный Кантом: относись к другим людям так, как хочешь, чтобы они относились к тебе».

Свое, личное видение необходимости перемен в алкогольной отрасли высказывает депутат Валерий

БОРОДЕНЯ. Он вспоминает, что в начале 2015 года во время командировки в Москву зашел в один из центральных магазинов и провел свое «маркетинговое исследование по алкоголю». Оно показало: «На полках мне удалось насчитать порядка 10 украинских водочных брендов. Наблюдалась широкая палитра казахской водки. Разумеется, было много российской. Но ни единой бутылки белорусской водки там не оказалось».

По мнению Бородени, продукция премиальных сортов от ведущих белорусских алкогольных предприятий должна была присутствовать в крупных московских магазинах, особенно с учетом работы таких структур, как ЕврАзЭс, ЕАЭС и т. д. Однако ее (белорусской водки) в центре Москвы НЕ БЫЛО.

Валерий Анатольевич заодно вспоминает, что на уровне Сов-мина уже довольно давно ставилась задача — создать единый алкогольный бренд. Однако она не была решена. «Наши водочные марки известны, главным образом, лишь внутри Беларуси, — сетует он. — Около 280 торговых марок крепкого алкоголя выпускалось до недавнего времени в стране. Это — слишком много».

Валерий Бороденя объясняет создание резких перемен на рынке целым рядом причин. «В белорусских ночных заведениях исторически было выгодно торговать импортным алкоголем, за счет более высокой наценки, — констатирует эксперт. — Обычно к пику разогрева народа отечественный алкоголь заканчивался. И начиналось основное веселье, к которому людей подстегивал уже чистой воды импорт. К тому же нужно вспомнить неконтролируемую конкуренцию, из-за которой белорусские производители начали друг друга жестко распихивать локтями. Плюс политика торговых сетей по отношению к отечественным брендам. Итогом всех этих перекосов стали докладная записка на имя главы государства и проведение им совещания по вопросам развития алкогольной отрасли; с соответствующими выводами и поручениями».

Кроме того, аналитик приводит такой факт: «Выход на внешние рынки белорусской продукции сегодня крайне затруднен. Казахстан буквально залил Россию крепким сомнительным алкоголем. С рынка в том же Уральском территориальном округе оказались вытеснены даже российские производители, не говоря уже о белорусских. Запущен своеобразный пробный шар, который должен показать, что мы сможем сделать в таких экстремальных условиях. А комок проблем у нашей отрасли очень большой. Пришло время его распутывать, объединяя усилия профессионалов. В противном случае наши экспортные, да и внутренние перспективы будут выглядеть призрачно».

Экспортный вопрос

В 2010 году мы по вопросам работы алкогольной отрасли беседовали с Виктором Маргеловым, сопредседателем Республиканской конфедерации предпринимательства, хозяином бизнеса по розничной реализации продуктов питания. Виктор Егорович тогда говорил слова, под которыми готов подписаться и сегодня: «Заявлять о конкурентоспособности отечественной продукции пока просто неприлично. Или у нас есть экспорт? Его рост наблюдается лишь на бумаге. В 2009 году предприятия из системы «Белгоспищепрома» 25 % от всего произведенного должны были экспортировать, в 2010-м — 50 %. С большой долей уверенности можно утверждать, что эти цифры так цифрами и останутся. Так что мы имеем дело не с ростом реализации, а чем-то иным. Теоретически наша алкогольная отрасль может увеличить рост экспорта за счет наших знаменитых плодово-ягодных вин. То-то потребители за пределами Беларуси обрадуются, завидев такой товар на полках своих добропорядочных магазинов. А если серьезно, то водкой своей мы хоть и хвастаемся, но оснований для этого все меньше».

ПОДВОДЯ ЧЕРТУ

Сегодня Виктор Маргелов констатирует, что проблемы отрасли, отмеченные им пять лет назад, за это время оказались лишь приумножены. Он сетует на качество, дутые показатели по экспорту, удорожание себестоимости, раздутый ассортимент, откровенное спаивание населения контрафактным алкоголем и т. д. По сути, все эти вопросы прозвучали в ходе совещания с участием президента.

Сегодня в концерне «Белгоспищепром» ведется колоссальная работа по переводу отрасли на другие рельсы. В своем русле работают Минфин и Минторг. Насколько реально будет осуществить все эти благие намерения по преображению производства и реализации отечественного алкоголя, мы будем по мере сил рассказывать в следующих номерах нашего журнала.

Закончить же текст я хочу любопытной мыслью Максима Горького, кстати, не самого плохого писателя, несмотря ни на что: «Пьяниц не люблю, непьющим не доверяю».

Читайте также
Более двухсот заболеваний могут распространяться в пищевой цепи. Поэтому предприятия, работающие в области производства...
«ПРОДУКТ.BY»
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-707

+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (17) 39-65-321

mail@produkt.by

*Права защищены, любое использование информации без ссылки на источник produkt.by запрещено.
*За содержание рекламных сообщений ответственность несут рекламодатели.