Вы здесь

Как спровадить птицу за рубеж?

13.12.2013

О том, что российским птицеводам пора на экспорт, отраслевые эксперты говорят уже несколько лет

Мощная индустриализация птицеводческой отрасли привела к излишкам продукции на складах. Поиск дополнительных каналов сбыта стал актуален как никогда. Сегодня экспорт птицепродукции из России есть, но по-прежнему развит крайне слабо.

«Экспорт становится ключевым словом для птицеводов», – описывает ситуацию в отрасли глава исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. По его словам, прошлогодние поставки за рубеж составили всего чуть более 40 тыс. т, причем основным внешним рынком для нас остается соседний Казахстан. А страны Юго-Восточной Азии закупают у нас лишь одни субпродукты.

Долгожданное разрешение Еврокомиссии ввоза российской птицы в ЕС ситуацию не изменило. Для поставок был аттестован ряд птицеводческих предприятий Калининградской области, но сейчас они не проходят на европейский рынок по экономическим причинам. С марта 2013 года европейцы ввели новые тарифные квоты для Тайланда и Бразилии в общем объеме почти 6 тыс. т готовой продукции, так что теперь россиянам там делать нечего.

Мечтать об экспорте большинству отечественных птицеводов бесполезно и по внутренним причинам. «Экспорт любой продукции, не только птицеводческой, невозможен без очень сильной ветеринарной службы, – цитирует SoyaNews представителя отраслевого союза. – Потому что до аттестации предприятий идет анализ способности нашей ветеринарной службы обеспечивать эпизоотическое благополучие территории, контроля за безопасностью производимой продукции и того, насколько гарантия соответствия продукции стандартам стран-импортеров чего-то стоит. Вот с этим у нас сегодня большие проблемы».

«Для того чтобы экспортировать, нам нужно соответствовать, – согласен с Юшиным президент компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев. – Для этого нужно заниматься, прежде всего, созданием взаимоприемлемых условий по экспорту и по признанию качества нашей продукции». Статистика российского экспорта птицы показывает, что нашему качеству на Западе не доверяют.

«У нас за последние 4 года средний объем продаж 20 тысяч тонн, из которых 18 тысяч – это лапки, головы, спинки, – констатирует аналитик, который не относит к экспорту поставки в Казахстан, Белоруссию и Украину. – Только три страны покупают у нас то, что мы называем мясом птицы (тушка либо мясо на кости) – Абхазия, Киргизия и Армения. В общей сложности это примерно 10% от всех продаж». Напомним, в январе министр сельского хозяйства Николай Федоров в интервью Российской газете пообещал, что к 2020 году экспорт мяса птицы составит 150 тыс. т.

Нашу конкурентоспособность Давлеев оценивает с помощью разработанного им коэффициента AFS (сокр. от Agrifood Strategies, – прим. ред.), представляющего собой соотношение вложенных инвестиций на единицу конечной продукции. В своем анализе он сравнил наши вертикально интегрированные комплексы с китайским птицеводческим проектом «Каргилл». Все они были построены с нуля.

В китайском комплексе, рассчитанном на производство 100 тыс. т мяса птицы в год, на тысячу тонн продукции приходится 2,5 млн. долл. инвестиций. В самых эффективных российских птицекомплексах мощностью 100 и 125 тыс. т в год на тысячу тонн продукции приходится 2,58 и 3,87 млн. долл. соответственно. Другой российский комплекс с сопоставимым объемом производства (100 тыс. т в год) находится в таблице на уровне 6,25 млн. долл.

«У меня вопрос – одинаковая структура, одинаковый объем. Почему у одной компании это стоит 2,5 миллиона, а у другой – 6,25 миллиона? Куда деньги идут?» – недоумевает Давлеев. Такие же вопросы вызывает и сравнение двух индейководческих комплексов с одинаковой мощностью 60 тыс. т. В первом на тысячу тонн мощности производства истрачено 5 млн. долл., а во втором – 8,854 млн. долл. Понятно, что в компаниях с меньшим объемом производства инвестиционные издержки еще больше, говорит Давлеев. «Как мы можем против «Каргилла» в Китае выставить свою продукцию, на которую будут переноситься эти инвестиционные расходы плюс наши проценты по кредитам?», – спрашивает он.

«Все будет зависеть от экономики, – рассуждает о перспективах экспорта птицы Сергей Юшин. – Пока экономика производства у нас очень низкая. Мы экономически по мясу птицы пока мало куда можем войти. Понимание, что это нужно делать, есть. Соответствующие органы и в Минсельхозе, и в Россельхознадзоре, и переговорщики по ВТО готовы с Европой договариваться в том числе по тарифной квоте на поставки мяса в Европу, а дальше дело будет за птицеводами. Наше дело, отраслевиков и ведомств, открыть им рынок, а уж воспользуются они этим или нет – это все-таки их задача».

Пока же к экспорту наши птицепромышленники относятся с апатией и прохладцей, отметил представитель НМА. Юшин советует им вступить в союз с трейдерами-импортерами, хорошо знающими мировой рынок. А мировой рынок сейчас стремительно консолидируется. По данным Agrifood Strategies, первую пятерку крупнейших компаний-экспортеров мяса составляют американо-бразильские компании. «Мясной бизнес становится супертранснациональным, – говорит Альберт Давлеев. – Количество слияний и поглощений в этой отрасли превышает все разумные пределы и сопоставимо разве что с финансовыми структурами». Характерно, что годовой объем производства ведущих российских и украинских производителей мяса птицы вчетверо меньше мировых компаний среднего звена.

Сегодня Россия занимает 13 место по уровню экспорта своей сельскохозяйственной продукции и 5 место по уровню импорта. Соотношение экспорта и импорта у нас неплохое, считает Давлеев, особенно по сравнению с Китаем. Осталось только перерасти статус преимущественно зернового экспортера и конвертировать наше зерно в мясо. Но сначала придется решить проблемы с качеством.

«Стабильное качество продукции – это вещь, за которую нужно бороться на любом рынке, потому что именно стабильность покупают, – убежден эксперт. – Пусть оно не будет суперкачественным, пусть параметры этой продукции будут не суперкрасивыми, но постоянными. С точки зрения дальнейшей переработки и технологий предсказуемый продукт гораздо ценнее, чем непредсказуемый с очень хорошими показателями».

В то же время мировой рынок мяса отнюдь не ждет, пока мы соберемся выйти на него. Самые сильные мировые экспортеры курятины, США и Бразилия, так же, как и мы, располагают крупнейшими в мире земельными и водными ресурсами. Конкурентным преимуществом американцев стали низкие квотные тарифы, заставившие тамошних производителей птицы конкурировать на открытом рынке и оптимизировать свою себестоимость. США всегда экспортировали излишки внутреннего потребления мяса птицы, а оно сейчас снизилось до исторического минимума, что усилит давление на глобальный рынок.

В отличие от нас, американцы и бразильцы давно научились использовать ВТО в своих целях. Американские и бразильские птицеводы кооперируются и выступают против ЮАР и Индии, ограничивших для них доступ на свои рынки. Кроме того, американский экспорт стимулирует и страхование Минсельхозом США крупных торговых операций практически во все страны мира.

Выработка новых мировых стандартов также не стоит на месте. «Есть две вещи в мире, которые сегодня у нас на русский язык переводятся очень плохо и очень плохо осознаются всеми участниками нашего сельскохозяйственного рынка, – говорит Давлеев. – Animal welfare – это благополучие животных, sustainability – это переводится как «устойчивое развитие». Вот эти два концепта сейчас активно внедряются в мировую практику и даже торговлю как барьеры для поставок той или иной продукции».

В данном случае устойчивое развитие соотносится со стабильным качеством внешнеторговых поставок, а благополучие животных связано с экологичностью и гуманностью сельхозпроизводства. Так, современный потребитель может и отказаться от покупки продукта, производство которого способствует вырубке лесов Амазонии. Именно концепция animal welfare заставила европейских птицеводов пересадить птиц из клеток на пол.

Дальновидная Бразилия охотно подхватила этот тренд. «Сегодня бразильцы навязывают мировому сообществу собственный стандарт sustainability и animal welfare, они в этом зашли далеко вперед и сейчас выносят их на уровень FAO и Кодекса Алиментариус, – предупреждает Давлеев. – И когда они их навяжут, нам мало не покажется. Мы тогда ни с квотами, ни с признанием наших ветеринарных сертификатов никуда не сунемся. Мы пока эту проблему не понимаем, а в Минсельхозе США существует целый департамент, в котором работает 1735 человек исключительно по sustainability. Я был в шоке, когда об этом узнал. Бразилия берет на себя роль разработчика мировых стандартов следующего поколения, а мы еще не решили проблемы внутреннего выхода на мировые стандарты безопасности!».

США на государственном уровне постоянно анализируют внешние рынки и конкурентоспособность своей продукции на них, а у нас общероссийской стратегии развития экспорта просто нет, отметил президент Agrifood Strategies. «В Америке очень мощная синергия госучреждений, которые действительно отрабатывают деньги налогоплательщиков, – констатирует он. – У них мощнейшие информационно-аналитические ресурсы, можно только позавидовать».

Отечественный агробизнес сегодня лишен объективной статистической информации даже о своем внутреннем рынке, считают отраслевые эксперты. Производители вынуждены покупать независимые аналитические исследования, которые, однако, базируются в основном на статистике Росстата, ФТС и Минсельхоза США. «Очень многие наши аналитики цитируют Минсельхоз США, который делает ту работу, которую должны делать мы», – сказал эксперт.

Отличным примером развития экспорта птицы с нуля является соседняя Украина. За последние несколько лет она значительно нарастила свой экспорт без особой господдержки (за исключением льготного налогообложения) и экспортных субсидий. В этом году, по данным Давлеева, объем внешнеторговых поставок украинского мяса птицы составит 140 тыс. т, 40 тыс. т из которых приходится на Россию. В 2010 году Украина поставляла на мировой рынок всего 32 тыс. т, а в 2014 году, по прогнозам, отправит на экспорт уже 200 тыс. т. В структуре ее экспорта увеличилась доля мусульманских и африканских стран. Украинцы продают свою курятину через интернет-площадки, говорит эксперт. «Затраты – минимальные, даже выставок не надо!», – подчеркнул он.

Как говорят отраслевые лоббисты, сейчас в Минсельхозе формируется штат специалистов, которые будут работать над развитием отечественного агроэкспорта. Исследование внешних рынков мяса птицы, проведенное в 2010 году 50-ю российскими посольствами по всему миру, вылилось в понимание, что нам нужно поработать над собой. По мнению Давлеева, необязательно изобретать велосипед, можно просто повторить чужие стратегии и усовершенствовать их под себя.

Источник: soyanews.info

Читайте также
Рынок потребителя заставляет бизнес всегда держать руку на пульсе, быть исключительно внимательным к малейшим движениям...
В Кёльне прошла крупнейшая мировая выставка в сфере питанияВ начале октября в Кёльне прошла крупнейшая мировая выставка...
...Как-то раз старца осенило:нужно добавить в пиво, котороеон обычно варил, жженый сахар.И, когда он сделал это,...
«ПРОДУКТ.BY»
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-707

+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (17) 39-65-321

mail@produkt.by

*Права защищены, любое использование информации без ссылки на источник produkt.by запрещено.
*За содержание рекламных сообщений ответственность несут рекламодатели.