Вы здесь

Использование в сыроделии рекомбинантных молокосвертывающих ферментов. Часть 1

Часть 1 Обзор рынка молокосвертывающих ферментов рекомбинантного происхождения

Дмитрий Сергеевич Мягконосов, канд. техн. наук, ведущий научный сотрудник
Дмитрий Васильевич Абрамов, канд. биол. наук, ведущий научный сотрудник
Оносовская Наталья Николаевна, зав. сектором метрологии и стандартизации
Валентина Александровна Мордвинова, канд. техн. наук, заведующая отделом сыроделия

 

ВНИИМС – филиал ФГБНУ «ФНЦ пищевых систем им. В.М.Горбатова» РАН, Углич

E-mail: uglich-cheese@mail.ru

УДК 637.3

 

Введение

В настоящее время в производстве сыров телячий сычужный фермент (далее - СФ) и прочие молокосвертывающие ферментные препараты (далее – МФП) животного происхождения уступили свое место на рынке микробным ферментам. Доля использованных в России МФП животного происхождения за 2017 год в пересчете на молокосвертывающую активность составила менее 25 % от общего количества МФП [Абрамов. Д.В. Современные тенденции рынка молокосвертывающих ферментных препаратов / Д.В. Абрамов [и др.] //Сыроделие и маслоделие. 2018. №6. С. 20–24.]. Широкое использование МФП микробного происхождения требует обязательного рассмотрения вопроса о специфике их применения в сыроделии. У мастеров-сыроделов сложилось мнение, что микробные ферменты это то же, что и телячий СФ, но по более низкой цене, либо мнение, что микробные ферменты – это нечто искусственное, от чего следует держаться подальше. Обе точки зрения имеют свои обоснованные причины. Истинное положение дел состоит в том, что микробные МФП имеют некоторые особенности применения, которые необходимо учитывать.

Молокосвертывающие ферментные препараты микробного происхождения можно разделить на 2 группы:

  • получаемые от микробных клеток в их природном виде;
  • получаемые от микробных клеток с искусственно измененным генным кодом.

Обзор молокосвертывающих ферментов получаемых от микробных клеток в их природном виде, приведен в предыдущем выпуске журнала [Мягконосов. Д.С. Перспективы использования микробных заменителей химозина в сыроделии / Д.С. Мягконосов [и др.] //Сыроделие и маслоделие. 2019. №4. С. 16–19.]. В данной статье будет дан обзор МФП, полученных от микробных клеток с искусственно измененным генным кодом. Ферменты, получеаемые от микроорганизмов с измененным генным кодом, так называемых «рекомбинантных» микроорганизмов, также принято именовать рекомбинантными [Biotechnology for Clean Industrial Products and Processes Towards Industrial Sustainability. Ch.2. Current Industrial Applications of Biotechnology. Ed. by Marrs B. et al. / OECD Publishing. – 1998. – P.47]. Для обозначения таких ферментов также принято использовать наименования «ферменты, полученные ферментацией», «ферментационный химозин» (от английского «fermented produced chymosin» - FPC).

Проведенные ранее исследования позволили к концу 60-х годов XX века начать массовый выпуск МФП микробного происхождения на основе протеаз микроскопических грибов Crypthonecritica parasitica, Rhyzomucor meihei и Rhyzomucor pussilus. Подобные микробные заменители СФ, имели ряд недостатков, в т. ч. излишне высокую протеолитическую активность, которая приводит к снижению выхода сыра, к сокращению срока хранения сыра и к риску получения горького вкуса сыра. Производители микробных МФП проделали большая работа по улучшению технологии очистки ферментов от посторонних примесей. В результате удалось получить микробные МФП свободные от нежелательных примесных ферментов, продуцируемых микробной клеткой. Качество сыров, производимых с такими усовершенствованными микробными МФП, приблизилось к качеству сыров с натуральным СФ. Однако полностью избавиться от излишней протеолитической активности, присущей микробным коагулянтам, не удавалось. Сыры, произведенные с даже с улучшенными микробными коагулянтами, все-равно уступали сырам, произведенным с натуральным СФ, из-за меньшего выхода и меньшего срока хранения, связанного с ускоренным созреванием и перезреванием таких сыров [Jacob M. The effect of coagulant type on yield and sensory properties of semihard cheese from laboratory-, pilot- and commercial-scale productions/ M. Jacob, D. Jaros, H. Rohm //  International Journal of Dairy Technology. - 2010. - Vol. 63(3). - P. 370-380], [Jaros D., Rohm H. In Cheese: Chemistry, Physics and Microbiology (ed. McSweeney P.L.H., Fox P.F., Cotter P.D., Everett D.W.), 4th edition, Chapter 3 – Rennets: Applied Aspects, 2017,  Academic Press – P. 53-57].

Это побудило исследователей продолжить работы по созданию адекватного заменителя телячьего СФ. Дальнейшее развитие науки, в частности генной инженерии, позволило создать штаммы микроорганизмов с внедренным генным кодом, обеспечивающим продуцирование микробной клеткой белковых молекул прохимозина. Пионером направления стала фирма Pfizer, разработавшая в 1990 году МФП под торговой маркой Chy-max, получаемый от генетически-модифицированной культуры бактерий Esherichia coli штамм K-12. Но разработанная технология имела недостатки. Продуцируемый бактериями E. coli химозин накапливался внутри микробной клетки. После завершения процесса выращивания биомассы клетки приходилось разрушать, а из полученного «коктейля» путем многоступенчатой очистки выделять целевой фермент – химозин. Большую проблему при очистке составляло сохранение активности выделяемого химозина. При очистке часть химозина терялась из-за инактивации. Это вело к высокой стоимости рекомбинантного химозина, получаемого по такой технологии. Позднее технология производства рекомбинантного химозина была существенно удешевлена, путем перехода на другие микроорганизмы-продуценты. На роль продуцентов рекомбинантного химозина были отобраны дрожжи вида Kluyveromyces marxianus var. lactis и микроскопические грибы видов Aspergillus niger var. awamori и Trichoderma reesei. Главным достоинством дрожжевых и грибных клеток является их способность выделять генерируемый химозин через клеточную стенку наружу, а не накапливать внутри клетки. Это существенно упрощает технологию, т.к. не требуется операция разрушения клеток, а фермент получают освобожденным от массы примесей. К тому же, количество выделяемого химозина в пересчете на единицу биомассы дрожжей или микроскопических грибов в несколько раз больше, чем на единицу биомассы клеток E. coli. В 1990 году при сотрудничестве Chr. Hansen A/S и Genencor Inc. на рынок был выпущен получаемый от продуцента Aspergillus niger var. awamori препарат рекомбинантного химозина под торговой маркой Chymogen ®, впоследствии переименованный в Chy-max®. В 1992 году фирма Gist-brocades выпустила на рынок препарат с торговой маркой Maxiren®, получаемый от Kluyveromyces marxianus var. lactis. В 2008 году Danisco начала выпуск препарата рекомбинантого химозина под маркой Chymostar Suprême получаемого от грибка-продуцента Trichoderma reesei [Daniela Trono, Chapter 13 - Recombinant Enzymes in the Food and Pharmaceutical Industries, Editor(s): Ram Sarup Singh, Reeta Rani Singhania, Ashok Pandey, Christian Larroche, In Biomass, Biofuels, Biochemicals, Advances in Enzyme Technology, Elsevier, 2019, Pages 349-387]. Получаемые по такой технологии ферменты принято называть рекомбинантными ферментами 1-го поколения. В настоящее время рекомбинантные МФП 1-го поколения доминируют в сыродельной отрасли России [Мягконосов Д.С. Обзор российского рынка молокосвертывающих препаратов и перспективы его развития / Д.С. Мягконосов [и др.] //Сыроделие и маслоделие. 2019. №2. С. 11–13].

С полученными препаратами рекомбинантного химозина 1-го поколения стало возможным производить сыры, не уступающие по качеству сырам с натуральным сычужным ферментом. Однако прогресс на этом не остановился. К моменту выпуска на рынок рекомбинантного химозина критерием оценки качества молокосвертывающих ферментов в сыроделии было признано отношение молокосвертывающей активности «C» (clotting activity) к общей протеолитической активности «P» (proteolitic activity) фермента [Guinee T.P. Rennet coagulation and coagulants in cheese manufacture / T.P. Guinee, M.G. Wilkinson // Journal of Society of Dairy Technology – 1992. – Vol. 45(4). – P. 94-104]. Руководствуясь этим, технология рекомбинантного химозина совершенствовалась в направлении увеличения соотношения C/P. Для этого были использованы два подхода. Первый из них состоял в модификации свойств самого фермента, а второй – в повышении качества очистки получаемого фермента. Примером применения первого подхода является создание микроорганизмов с измененным генным кодом, позволяющим продуцировать молекулы прохимозина верблюда. Препарат рекомбинантного химозина верблюда под торговой маркой Chy-max® M был выпущен фирмой Chr. Hansen на рынок в 2008 году. Используя второй подхода, фирмой DSM Food Specialties был создан препарат Maxiren® XDS, представляющий собой высокоочищенный рекомбинантный химозин теленка, выпуск которого ведется с 2014 года. В результате совершенствования технологии производства удалось поднять соотношение C/P у препаратов рекомбинантного химозина на уровень, превышающий это соотношение для самого высокоочищенного натурального СФ. Получаемые по такой технологии ферменты составляют ряд рекомбинантных ферментов 2-го поколения. Рекомбинантные ферменты 2-го поколения характеризуются высоким экономическим эффектом от применения за счет получения более высокого выхода сыра при более низкой дозе внесения в сравнении с рекомбинантными МФП 1-го поколения. В настоящее время рекомбинантные ферменты 2-го поколения начинают занимать доминирующее положение на зарубежном рынке МФП.

В рамках борьбы за снижение стоимости МФП, был создан рекомбинантный ферментный препарат Marzyme®, производимый компанией Danisco/DuPont, который является МФП микробного происхождения, получаемым от генетически модифицированных микроорганизмов. Принципиальным отличием Marzyme® от всех прочих рекомбинантных МФП присутствующих на рынке является то, что для его создания использовался генетический материал не от животных источников (теленка, верблюда или др.), а от другого микроорганизма. Для изготовления Marzyme® генетическая информация, отвечающая за производство молокосвертывающего фермента, была взята от гриба Rnyzomucor miehei и внедрена в генный код гриба Aspergillus oryzae. Главным преимуществом препарата Marzyme® над рекомбинантными химозинами является его значительно более низкая цена (в 3 раза меньшая в пересчете на единицы молокосвертывающей активности). [Trono D. in Advances in Enzyme Technology. Ch. 13. Recombinant Enzymes in the Food and Pharmaceutical Industries // Elsevier B.V. - 2019. - P. 353-354]

В 2019 году фирма Chr. Hansen A/S выпустила на рынок препарат
Chy-max® Supreme, обладающий еще более высоким соотношение C/P, чем у препаратов рекомбинантного химозина 2-го поколения [Chr Hansen Working together to produce more cheese from milk – URL: https://sdtstatic.s3.amazonaws.com/media/uploads/2019/05/13/1CHR%20HANSEN190508%20SDT%20Presentation%20CHR%20Hansen.pdf  (дата обращения 27.07.2019)]. Так было положено начало производству рекомбинантных ферментов 3-го поколения. По сообщениям фирмы-производителя, при использовании Chy-max® Supreme удается достигнуть еще более высокого выхода сыра, чем при использовании препарата 2-го поколения Chy-max® М. В информационных материалах о препарате Chy-max® Supreme указано, что он является высокоочищенным химозином. При этом тип химозина (телячий, верблюжий или иной) не указывается. Это позволяет сделать предположение о том, что препарат Chy-max® Supreme представляет собой так называемый «синтетический» химозина, полученный путем модификации аминокислотного состава молекулы природного химозина. Работы по созданию подобных химозинов велись с начала 2000-х годов. Согласно сведениям Kumar A. et al [Kumar A. Chymosin and other milk coagulants: sources and biotechnological interventions/ A. Kumar, S. Grover, J. Sharma, V. K. Batish // Critical Reviews in Biotechnology. – 2010. – Vol. 30(4). – P. 243–258], такие модифицированные химозины обладают улучшенными, в сравнении с природными химозинами, технологическими свойствами: смещенным в сторону более высокого рН оптимумом активности, а также большей специфичностью в отношении каппа-казеина.

Разрешения и ограничения на использование рекомбинантных химозинов

Ожидалось, что большинство сыроделов незамедлительно перейдут от использования сычужного фермента к использованию рекомбинантного химозина в виду его значительно более низкой стоимости при полной идентичности действия. Однако этого не произошло из-за предубеждения потребителей против продукции полученной от генно-модифицированных организмов (ГМО) и запрета в отдельных странах на применение продуктов, полученных от ГМО. Для предотвращения использования рекомбинантного химозина под видом натурального сычужного фермента был разработан иммуно-ферментный метод обнаружения примеси рекомбинантного химозина в препаратах сычужного фермента [Mistry V.V. ch.11 in Food Biochemistry and Food Processing. 2nd ed. Ed by Simpson B.K., Nollet L.M.L., Toldra F., Benjakul S., Paliyath G., Hui Y.H. / A John Wiley & Sons Ltd Publication, 2012. -  P. 224-225]. Однако, к настоящему времени данный метод не имеет официального статуса и не может быть использован для установления фальсификации сычужного фермента примесью рекомбинантного химозина.

Потребовалось определенное время, чтобы рекомбинантный химозин завоевал доминирующее положение среди МФП используемых для производства сыров. Первое разрешение на использования рекомбинантных химозинов было выдано в США. В 1990 году фирма Pfizer Inc. получила одобрение от Управления по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) на продажу полученного с помощью генных технологий продукта - молокосвертывающего ферментного препарата Chy-Max, получаемого от генетически-модифицированной культуры бактерий Esherichia coli штамм K-12. FDA пришло к выводу, что созданный фирмой Pfizer биоинженерный химозин в значительной степени эквивалентен сычужному ферменту и не нуждается ни в специальной маркировке, ни в указании его источника или метода производства. Свое решение FDA аргументировало следующим образом: «произведенный микробной клеткой химозин имеет такую же структуру и функциональность, как и натуральный животный химозин. В процессе производства продукт очищается от основной массы загрязнителей. Микроорганизмы, используемые для производства рекомбинантного химозина, являются не токсикогенными, не патогенными, а их клетки разрушаются или удаляются из продукта во время процесса производства. Генетический материал, отвечающий за устойчивость к антибиотикам, также полностью удаляется во время производственного процесса». FDA распространило GRAS-статус (Generally Regarded As Safe), присвоенный телячьему химозину, на рекомбинантный химозин. Через несколько лет статус GRAS получили рекомбинантные химозины, получаемые от генетически модифицированных микроорганизмов видов Kluyveromyces marxianus var. lactis и Aspergillus niger var. awamori.

В 1991 году разрешение на использование рекомбинантного химозина выдала Швейцария, а в 1992 – Голландия. Дольше всех в Европе сопротивлялись использованию рекомбинантного химозина Германия и Франция. Однако из-за масштабной эпидемии губчатой энцефалопатии КРС (т.н. «коровьего бешенства»), произошедшей в Европе в середине 1990-х годов, возник риск передачи болезни через продукты скотоводства, в т.ч. через сычужный фермент [J. Tramper, Yang Zhu - Modern Biotechnology: Panacea or new Pandora's box? // Springer. -  2011. – P. 74]. Кроме того, вспышка эпидемии «коровьего бешенства» повлекла снижение поголовья скота и, как следствие этого, сокращение сырьевой базы для производства натурального сычужного фермента [Roseiro LB, Barbosa M, Ames JM, Wilbey RA. 2003. Cheese making with vegetable coagulants- the use of Cynara L. for the production of ovine milk cheeses. Int J Dairy Technol 56: 76–85]. В таких условиях отказ от использования заменителей сычужного фермента ставил под угрозу индустрию производства сыров. В 1997 году запрет на использование рекомбинантного химозина сняла Германия, а в 1998 году – Франция. Интересным выглядит тот факт, что Голландия, являющая родиной рекомбинантного химозина (фирма Gist-brocades, в настоящее время являющаяся подразделением фирмы DSM) и производящая его в промышленных масштабах, где рекомбинантный химозин разрешен к применению с 1992 года, практически не использует его в производстве сыров. Дело в том, что значительная часть сыров, производимых в Голландии, идет на экспорт в Германию, в которой существуют серьезные предубеждения против генно-инженерной продукции. Стремясь сохранить германский рынок, крупнейший для голландский сыров, сыроделы Голландии вынуждены отказываться от использования рекомбинантного химозина. В то же время значительная часть сыров, закупаемых Голландией по импорту, произведены с рекомбинантным химозином [S. Bielecki, ‎J. Polak, ‎J. Tramper - 2000 - Food Biotechnology. Progress in biotechnology. Volume 17 // Elsevier Science B.V. Amsterdam. P. 7].

В Россию рекомбинантный химозин начал поступать в середине 1990-х годов. Существовавшее на тот момент времени законодательство имело пробелы в области ГМО-продукции, поэтому, поэтому внедрение рекомбинантных химозинов в сыродельной промышленности РФ не встретило никаких препятствий.

В настоящее время законодательно установлены сферы, где запрещено использование рекомбинантных химозинов.

Препараты рекомбинантного химозина запрещается использовать при производстве органических сыров. Согласно законодательству США (Organic Foods Production Act (OFPA), принятому в 1990 году) сыры, произведенные с препаратом рекомбинантных химозинов, не могут быть маркированы как «100% Organic», «Organic» или «Made with Organic» [Organic Foods Production Act of 1990 – URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Organic_Foods_Production_Act_of_1990 (дата обращения 12.07.2109 г.)]. В ЕС действует законодательные акты, защищающие марки регионально производимых сыров и запрещающие использование рекомбинантных химозинов при их производстве [EC (2007) Council Regulation (EC) No 834 ⁄ 2007 on Organic Production and Labelling of Organic Products and Repealing Regulation (EEC) No 2092 ⁄ 91. Brussels: Council of the European Union].

В России также имеются ограничения на использование рекомбинантных химозинов, в следующих случаях:

  1. для сыров, претендующих на органический статус. Принятый в 2018 году ФЗ об органической продукции [Федеральный закон "Об органической продукции и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" от 03.08.2018 N 280-ФЗ (последняя редакция)] (ст. 4) содержит запрет на использование при производстве органических продуктов «продукции, изготовленной с использованием генно-инженерно-модифицированных и трансгенных организмов», т.е. и рекомбинантных химозинов;
  2. для сыров, выпускаемых по требованиям ГОСТ 32260-2013. Действующий на территории Таможенного союза (за исключением Республики Беларусь) ГОСТ 32260-2013 «Сыры полутвердые» регламентирует использование для производства сыров только молокосвертывающих ферментных препаратов животного происхождения. При этом, стандарты ГОСТ 32263-2013 «Сыры мягкие» и ГОСТ 33959-2016 «Сыры рассольные» допускают использование в производстве сыров МФП как животного, так и микробного происхождения;
  3. для сыров, предназначенных для детского питания. В соответствии с ТР ТС 033/2013 При производстве пищевой продукции для детского питания на молочной основе не допускается использование молокосвертывающих ферментных препаратов для производства продуктов переработки молока и заквасок для производства продуктов переработки молока, полученных с использованием генно-модифицированных организмов.

Кроме некоторых ограничений на использование рекомбинантных ферментов действуют законодательные акты по маркировке продукции, полученной с использованием рекомбинантных ферментов.

Законодательство ЕС не обязывает приводить информацию о генно-инженерном происхождении молокосвертывающих ферментов использованных при производстве сыров. Основанием для этого является решение Постоянного комитета по пищевой цепи и ветеринарии ЕС [Report from the Commission to the Council and the European Parliament on the implementation of Regulation (EC) No 1829/2003 of the European Parliament and of the Council on genetically modified food and feed – URL: http://www.europarl.europa.eu/RegData/docs_autres_institutions/commission_europeenne/com/2006/0626/COM_COM(2006)0626_EN.pdf (дата обращения 12.07.2109 г.)] согласно которому, действие регламентов ЕС по маркировке продовольственных и кормовых продуктов, полученных из генетически модифицированных организмов не распространяется на пищевые добавки (в т.ч. ферменты) полученные от генетически-модифицированных микроорганизмов.

В США действует более либеральное законодательство в плане маркировки продуктов, содержащих ГМО или их компоненты или полученные с помощью технологий генно-инженерии. Вопросы применения и маркировки таких продуктов, регулируются Федеральным законом о пищевых продуктах, медикаментах и косметике и Закон о здравоохранении [Restrictions on Genetically Modified Organisms: United States - URL: https://www.loc.gov/law/help/restrictions-on-gmos/usa.php (дата обращения 12.07.2109 г.)]. Согласно действующему на настоящий момент времени в США законодательству информация об использовании в составе пищевых продуктов (в т.ч. сыров) компонентов, полученных с помощью биоинженерных технологий, наносится по добровольному желанию производителя. Маркировка “No G.M.O.’’ («без ГМО») наносится исключительно с маркетинговыми целями, с целью подчеркнуть производителем «натуральность» своей продукции. Однако уже начиная с 2020 года, производители и экспортеры пищевой продукции будут обязаны помещать на этикетке информацию о наличии в составе продукта ГМО или полученных от них компонентов. Это предписывает принятый в США в 2018 году Национальный стандарт по раскрытию биоинженерных пищевых продуктов (National Bioengineered Food Disclosure Standard). [National Bioengineered Food Disclosure Standard. – URL: https://s3.amazonaws.com/public-inspection.federalregister.gov/2018-27283.pdf (дата обращения 12.07.2109 г.)]. Согласно новому Национальному стандарту сведения о наличии в составе продукта рекомбинантных ферментов, полученных биоинженерными методами, могут не выносится на этикетку, если в указанных ферментах невозможно обнаружить следов генетически-модифицированного материала (а именно – остатков нуклеиновых кислот, несущих генетическую информацию).

Действующие в России требования в плане маркировки продукции полученной от генетически-модифицированных микроорганизмов, в т.ч. содержащих компоненты, полученные от генетически-модифицированных микроорганизмов превосходят по своей строгости требования законодательства ЕС и США к маркировке подобных продуктов. В ТР ТС 022/2011 [ТР ТС 022/2011 Технический регламент таможенного союза «Пищевая продукция в части ее маркировки»/ Утвержден решением Комиссии Таможенного союза от 9 декабря 2011 г.] п. 4.11 пп. 2, где говорится: «Для пищевой продукции, полученной от генно-модифицированных микроорганизмов (бактерий, дрожжей, мицеллиальных грибов, генетический материал которых изменен с применением методов генной инженерии) (далее – ГММ) или с их использованием, обязательна информация:

  • для освобожденных от технологических ГММ или полученных использованием компонентов, освобожденных от ГММ – «Продукт содержит компоненты, полученные с использованием генно-модифицированных микроорганизмов»».

Под это определение попадает рекомбинантный химозин. Поэтому, в случае использования рекомбинантного химозина для изготовления сыра, на этикетную надпись сыра должна выноситься информация: «Продукт содержит компоненты, полученные с использованием генно-модифицированных микроорганизмов».

Согласно требований ТР ТС 033/2013 [ТР ТС 033/2013 Технический регламент Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции» Принят решением совета Евразийской экономической комиссии от 9 октября 2013 г. № 67] раздел XII. «Требования к маркировке молока и молочной продукции» п. 89 пп. «В маркировке сыра, сырных продуктов должна содержаться следующая дополнительная информация:

б) природа происхождения молокосвертывающих ферментных препаратов».

В настоящее время использование МФП полученных от рекомбинантных микроорганизмов, регламентируется ТР ТС 029/2012 [ТР ТС 029/2012 Технический регламент Таможенного союза "Требования безопасности пищевых добавок, ароматизаторов и технологических вспомогательных средств" (с изменениями на 18 сентября 2014 года)] (приложение 26), в котором на территории стран Таможенного союза среди «ферментных препаратов микробного происхождения» разрешен к использованию химозин, полученный от микроорганизмов Aspergillus awamori, Aspergillus niger, Escherichia coli и Kluyveromyces lactis. Исходя из этого, рекомбинантные химозины классифицируются как «ферментные препараты микробного происхождения».

Согласно требований ТР ТС 029/12 «Пищевые добавки» Ст. 9 п. 6 «для пищевой продукции, содержащей препараты, вид(ы) активности, вид(ы) микроорганизмов-продуцентов таких препаратов допускается не указывать».

Исходя из содержащихся в технических регламентах положений маркировка сыров, произведенных с использованием рекомбинантных МФП, должна включать:

  1. наименование используемого фермента «молокосвертывающий ферментный препарат микробного происхождения», приводимое в расшифровке состава продукта;
  2. отдельной строкой информацию – «Продукт содержит компоненты, полученные с использованием генно-модифицированных микроорганизмов».

На основании приведенного материала можно сделать следующие выводы:

  • рекомбинантные МФП известны на рынке в течение длительного времени (около 30 лет). За это время они хорошо зарекомендовали себя при производстве сыров. Есть все предпосылки для того, чтобы использование рекомбинантных МФП в сыроделии в ближайшие годы будет расти;
  • учитывая интерес потребителей к качеству приобретаемых продуктов питания, важным является вопрос предоставления достоверной информации о составе этих продуктах, в связи с чем, в маркировке сыров должна присутствовать информация о типе используемого молокосвертывающего фермента, в т.ч. для того, чтобы потребитель мог отличить сыры, производимые по традиционной технологии с применением сычужного фермента, от сыров, произведенных с другими МФП;
  • в связи с регламентированием недопустимости использования рекомбинантных химозинов в производстве отдельных групп сыров (сыров региональных марок и «органических» сыров) встает вопрос о необходимости разработки метода выявления наличия рекомбинантного химозина в составе сыров.
  • в настоящее время маркировка является единственным источником информации о содержании ГМО в продуктах питания. При этом возникает большой вопрос о способах контроля исполнения этого предписания, т.к. на текущий момент времени не существует методов для выявления рекомбинантных химозинов в составе сыров.
  • актуален вопрос приведения отечественного законодательства по маркировке продукции полученной с использованием компонентов полученных от генетически-модифицированных организмов на один уровень с законодательством США и ЕС, делающим обязательной маркировку продукции полученной с помощью генно-инженерных технологий только при условии наличия в продукте детектируемых следов генетического материала.

Источник: ПРОДУКТ.BY

Читайте также
В Польше открылось единственное сырное бистроВ самый разгар карантина в Польше, в мае, на главной туристической улице...
В переговорах с сетями производителю всегда помогают факты, говорящие о силе бренда и потенциале продаж. Знак «...
Лен — сложная, трудоемкая и малоокупаемая в Беларуси культура. Однако французы культивируют ее, год от года расширяя...
«ПРОДУКТ.BY»
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-707

+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (17) 39-65-321

mail@produkt.by

*Права защищены, любое использование информации без ссылки на источник produkt.by запрещено.
*За содержание рекламных сообщений ответственность несут рекламодатели.