Вы здесь

«Беларусь остается ключевым импортером для российского рынка»

Артем БЕЛОВ
исполнительный директор Национального союза производителей молока «СОЮЗМОЛОКО»

Журнал «Продукт.BY» предлагает актуальное интервью с исполнительным директором Национального союза производителей молока «СОЮЗМОЛОКО» Артемом БЕЛОВЫМ.

Мы постарались затронуть наиболее любопытные тенденции на молочном рынке, проявившиеся на стыке августа-сентября.

— Артем, начну в чем-то, может, и с провокационного, но чрезвычайно важного для общего понимания вопроса. Итак. С одной стороны, в последние месяцы в России зафиксирован серьезный рост цен на сырое и сухое молоко, на твердые сыры, на сливочное масло и прочее. В то же время в конце августа вновь обострился интерес Россельхознадзора к белорусским молокоперерабатывающим предприятиям. Последние поставляют свою продукцию в Россию зачастую по более низкой цене, чем российские коллеги, и тем самым составляют им серьезнейшую конкуренцию. Не означает ли позиция российских контролирующих органов банального лоббирования интересов своих производителей, разумеется, под красивой маркой борьбы за качество и безопасность?

— Я не вижу в этой ситуации противоречий. Другое дело, что вы в одном вопросе смешали очень много разных тем. Рынок сырьевой и рынок готовых молочных продуктов, ориентированных на конечного потребителя и на b2b-сегмент, — это все же две большие или четыре маленькие разницы, как говорят в Одессе. Ну а наши взаимоотношения с Беларусью на молочном участке — и вовсе отдельная тема, требующая детального рассмотрения.

— И тем не менее давайте попробуем хотя бы в нескольких фразах определить суть вопроса и проблемы.

— На самом деле, это не так просто сделать, как вам может показаться. Если брать за основу сырьевую составляющую, то цена сейчас действительно подрастает. Она выше, чем была в прошлом году. Это, в том числе, и следствие того, что мы в этом году планировали провести интервенции, но… Несмотря на то, что они проведены не были, определенный ценовой сигнал, данный рынку, привел к тому, что летом цена держалась на достаточно высоком уровне. А в конце августа и начале сентября мы вступили в режим большого молока. Этот период исторически характеризуется повышением цен. Есть определенные колебания и на данный момент. В целом же цена на рынке, бе-зусловно, выше, чем в прошлом году.

— А можно чуть подробнее…

— Если говорить о готовой продукции, ориентированной на сегмент b2c, то на протяжении последних лет рост цен на нее составлял несколько процентов, примерно на уровне инфляции. Не стал исключением и этот год.

С другой стороны, появился важный дополнительный фактор. Последние пару лет цена росла чуть быстрее, чем обычно. По некоторым позициям рост достигал 20 %. В итоге потребление и производство оказались в России, что называется, на пределе. Этот фактор в ближайшее время может потенциально повлиять на ценовую корректировку, чтобы обеспечить платежеспособный спрос.

Что касается сегмента b2c (сливочное масло, сухое молоко), то нужно, прежде всего, сказать, что это, в принципе, отдельный сегмент, живущий по своим законам.

— То есть?

— К примеру, сейчас сложилась такая ситуация, при которой цена на сливочное масло резко растет. Мы проводили исследование, и, согласно ему, у некоторых отечественных поставщиков цены на данную товарную позицию в ряде регионов выросли на 75 %. Сегодня контрактные цены в России на сливочное масло достигают 340 рублей. Цена достаточно высока. Но здесь имеются причины внутреннего характера — закупка в государственные органы, резервы и прочее. Все это — факторы, способствующие разгону цен. В то же время есть определенный дефицит данного продукта.

— Тогда тем более странно выглядит борьба с белорусскими поставщиками, готовыми снять вопрос дефицита того же сливочного масла. В любом случае, ужесточение мер со стороны Россельхознадзора выглядит как минимум нелогично.

— Да нет тут ничего нелогичного. Вопросы безопасности и качества импортной продукции и состояние внутреннего рынка — это, в принципе, параллельные задачи. Если посмотрим на цифры, то увидим: за последние два года объем поставок молочной продукции из Беларуси в Россию вырос в полтора раза. По нашим оценкам, в 2014-м фиксировался объем поставок из Беларуси на уровне 4 миллионов тонн в пересчете на молоко, а сейчас это уже 6 миллионов тонн. Наверное, картина обусловлена и тем, что в Беларуси выросли объемы производства и переработки молока.

Логично, что госорганами Российской Федерации в условиях действующего эмбарго усиливаются меры контроля за качеством и безопасностью поставляемой продукции. Проверки усиливаются, Россельхознадзор реально и объективно реагирует на все вызовы времени. Хочу подчеркнуть: проверки проводятся на постоянной основе, регулярно.

Да, часть белорусских предприятий закрывают для поставок, они выполняют предписанные требования и снова открываются. Нет ничего сверхъестественного и вызывающего в этом процессе. Тем более наши рынки связаны и взаимозависимы. Напомню общеизвестный факт. Беларусь сейчас является ключевым импортером на рынке Российской Федерации, занимая 90 % общего объема молочного импорта. Из 7 миллионов тонн молочной продукции, поступающей на наш рынок, 6 миллионов тонн (в пересчете на молоко) — из Беларуси.

— В конце августа ваш коллега, председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко заявил на пресс-конференции в Уфе, что около трети объема официально производимого молока в России является «виртуальным». Означает ли это, что потенциальный Гоголь может браться за создание эпопеи «Мертвые коровьи души»?

— Я понимаю вашу иронию. Но если объективно оценивать ситуацию с валовым производством молока, то ничего сверхъ-естественного не происходит. Сейчас статистически в России производится 30 миллионов тонн молока, а на долю товарного молока приходится не более 20–21 миллиона тонн. Просто журналисты ухватились за красивую метафору Андрея — «Одна треть молока в России — бумажные надои» — и растиражировали ее. Яркое, образное, эмоциональное выражение в чем-то заслонило реальную картину. А если говорить объективно, то для госорганов, отраслевых союзов, да и участников рынка эти цифры не стали каким-то откровением и потрясением. Все их прекрасно представляют. Если говорить о товарном молоке, то Министерство сельского хозяйство с нами согласно. Порядка 10 миллионов тонн молока в России нетоварное, поскольку производится и потребляется в личных подсобных хозяйствах.

— В начале сентября в СМИ появилась неофициальная информация о возможной скорой отставке министра сельского хозяйства России. С чем это связано?

— Вы знаете, за то довольно продолжительное время, в течение которого я связан с сельским хозяйством, примерно раз в квартал возникают слухи об отставке министра. Сейчас — это Ткачев, до Ткачева — Федоров и т. д. Предметно тут даже нечего обсуждать. Тем более в России 2016 год выборный. В канун выборов в Госдуму ходит огромное количество слухов о новом составе кабинета правительства. Не думаю, что сейчас кто-то готов представить объективную картину. А спекуляции на эту тему — они были и будут.

— Давайте теперь расширим границы обсуждения. Появилась информация, что из-за всевозможных факторов в ЕС и Америке начали вырезать молочный скот. Поднялась волна протестов против складывающейся ситуации на рынке. К примеру, фермеры Эстонии выставили около здания парламента десять тысяч бутылок молока. Что подобная напряженность может означать для рынка?

— Имеется достаточно интересная тенденция. С одной стороны, в Европе повышены объемы производства за счет снижения квот. Увеличились также объемы производства в южном полушарии, в той же Новой Зеландии. Попутно оказался сокращен объем импорта в Российскую Федерацию, при том что наша страна традиционно была одним из крупнейших мировых импортеров молока. С введением санкций резко сократились объемы потребления, определенный объем молока остался на мировом рынке. В то же время проявился тренд на уменьшение потребления молока в Китае. Закупки там пусть незначительно, но уменьшились. Данный тренд также отразился на чувствительном глобальном рынке. В итоге мировые цены серьезно упали. Скажем, в прошлом году цена на сухое молоко находилась на уроне 25-летнего минимума.

В результате произошло разбалансирование между спросом и предложением. По моим впечатлениям, сейчас эта ситуация исправляется. Восстановился спрос в Китае. Некоторым образом сократились объемы производства в ЕС. В ближайшей перспективе, думается, спрос и предложение окажутся в разумном равновесии, они будут сбалансированы. Первые шаги уже зафиксированы. Скажем, по итогам последних сессий «Глобал Дэйри Трейд» в Новой Зеландии росли индексы и на СОМ, и на СЦМ, и на масло, и на сыры. Данный тренд сигнализирует об активности в секторе в целом и о том, что ситуация войдет в привычное русло.

— Несколько недель назад возникла странная тема с российским мороженым для Китая. Владимир Путин перед началом саммита «большой двадцатки» подарил председателю КНР Си Цзиньпину коробку российского мороженого. При этом китайский лидер отметил, что в России мороженое особенно вкусное, и он при каждой поездке в РФ просит, чтобы ему покупали этот продукт. А буквально через несколько дней российский экспортный центр заявил о рассмотрении возможности для поставок мороженого в КНР через профильную торговую площадку. Это — реальность или красивый сусальный сюжет, эдакая маниловщина?

— Скажем так. В этом случае пока сложно говорить о каком-то устойчивом тренде. Но нужно понимать, что Россия экспортирует своей продукции пусть и не как Беларусь, конечно, но все же на 300 миллионов долларов молочной продукции из России вывозится. Понятно, что 90 % поставляется в страны СНГ. Тем не мене 10 % успешно направляется в ЕС, США и КНР. Да, объемы поставок в Китай пока не слишком большие. Но мы планируем, что до конца года объем экспорта в эту страну составит 15 миллионов долларов, то есть вырастет в три раза по сравнению с прошлым годом. Причем основной позицией здесь может стать как раз мороженое.

Возможно, записные скептики расценят эти объемы поставок как очень небольшие. Однако я бы обратил внимание на общую позитивность тренда. Потенциал достаточно большой. На сентябрьской конференции WorldFood в Москве мы как раз обсуждали тему экспорта по мороженому. И выяснилось, что ряд российских производителей уже вчера начали задумываться над тем, чтобы развивать экспорт своей продукции в Китай. Уровень цен там достаточно высокий, спрос растет весьма серьезными темпами. Тем более об этом уместно говорить сейчас — в момент, когда этому процессу был дан серьезный политически-экономический импульс.

Вопрос ведь пока не в объемах, а в сигнале, четко посланном отечественному бизнесу и китайским потребителям. В общем, по мороженому складывается весьма интересная ситуация, демонстрирующая, что конкретные экономические инициативы будут поддерживаться на политическом уровне.

P. S. Публикация подготовлена при поддержке информационного агентства MilkNews и Национального союза производителей молока «СОЮЗМОЛОКО».

вым импортером для российского рынка»

«ПРОДУКТ.BY»
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-707

+375 (17) 390-65-55
+375 (17) 390-67-77
+375 (17) 396-53-21
+375 (17) 396-53-22

mail@produkt.by

*Права защищены, любое использование информации без ссылки на источник produkt.by запрещено.
*За содержание рекламных сообщений ответственность несут рекламодатели.