Вы здесь

Председатель Госстандарта — об общей работе на площадке ЕЭК, проблемах сертификации и защите внутреннего рынка

28.03.2019

Барьеры и ограничения в торговле, запреты на ввоз в страну той или иной продукции, доступ на экспортные рынки, необоснованно выданные сертификаты и декларации — с этими сложностями периодически сталкивается каждая из стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

Единые технические требования к продукции, процедуры аккредитации и оценки соответствия, четкие и прозрачные правила игры для всех — задача, которую в полной мере еще предстоит реализовать. Государственный комитет по стандартизации (Госстандарт) Беларуси в этом смысле по праву является органом, который на шаг впереди. Его председатель Валентин Татарицкий рассказал «Р» о том, как идет работа по применению единых техрегламентов и стандартов на общем рынке, а также о самых актуальных проблемах в этой сфере.

Недопонимания остаются

— Вместе с появлением первых техрегламентов ЕАЭС возникли и первые разногласия с коллегами и партнерами по союзу. В чем они состоят и как решаются?

— Сегодня в ЕАЭС принято уже 47 единых технических регламентов, 41 из них вступил в силу (они регулируют 85 процентов всей обращаемой продукции). В разработке еще 13 новых документов и 29 изменений в действующие технические регламенты.

При этом ряд продукции, на которую в рамках союза должны быть установлены единые обязательные требования, их не имеет. Например, разработка единых технических регламентов на лакокрасочную продукцию, синтетические моющие средства, здания и сооружения была начата еще в 2011 году и до настоящего времени не завершена. Из-за срыва сроков разработки этих документов страны ЕАЭС применяют сейчас на национальном уровне дополнительные требования к данной продукции или процедурам ее допуска на свой рынок, что создает препятствия для взаимной торговли.

Формирование единых требований, которые будут одинаковы для всех, — это глобальная и очень важная идея, практика реализации которой за прошедшее время показала: у нас есть проблемные моменты, над которыми надо работать.

Так, под действующие регламенты применяется около 12 тысяч документов (в основном стандартов), которые содержат требования к безопасности и качеству продукции, а также устанавливают методы ее испытаний. Вместе с тем большинство перечней стандартов не в полной мере реализуют все обязательные требования из-за отсутствия межгосударственных стандартов (ГОСТов), содержащих правила и методы исследований (испытаний) и измерений. Именно это послужило предпосылкой для возникновения проблемных зон в сфере оценки соответствия и, как следствие, барьеров.


Инженер 1-й категории БелГИМ Марина Ахрем определяет содержание диоксинов в пищевой продукции методом газовой хроматографии.

Для решения проблемы недостающих стандартов ЕЭК утвердила 38 программ, которые преду­сматривают разработку почти 2 тысяч ГОСТов, в первую очередь гармонизированных с международными требованиями. Это очень серьезная работа для стран, включая промышленность и бизнес, которая требует значительных временных и финансовых затрат. Финансирование, кстати, это больной вопрос. Сейчас мы рассматриваем как один из вариантов взносы из общего бюджета ЕАЭС именно на разработку стандартов.

Развитие стандартизации — это не только главный инструмент реализации технических регламентов, но и с учетом передовых достижений науки и технологий, потребностей рынка один из основных рычагов повышения конкурентоспособности продукции. Установлением обязательных требований и применением на добровольной основе стандартов обеспечивается как безопасность, так и соответствующий современным запросам потребителей уровень качества продукции.

Вы спросили о разногласиях с партнерами по союзу. Большие недопонимания сегодня возникают из-за того, что отсутствует единообразный подход к реализации и совершенствованию обязательных требований. Это, например, касается внесения изменений в действующие документы, в том числе в сфере пищевой продукции, обращения колесных транспортных средств. Требует особого внимания и вопрос по совершенствованию права союза в сфере применения санитарных и ветеринарных мер.

— Как идет переговорный процесс?

— В 2017 году мы подготовили пакет предложений с учетом правоприменительной практики. Сейчас идет их регулярное обсуждение на совещаниях на отраслевом уровне, на уровне меж­государственной рабочей группы по внесению изменений в договор. Это серьезнейший вопрос. Партнеры тоже видят эту необходимость, но что реально происходит? Когда мы собираемся на площадке ЕЭК, далеко не всегда на переговорах присутствуют наши партнеры, которые, что называется, в теме технического регулирования и имеют к определенному сроку четко сформированную позицию или полномочия для ее принятия. В итоге утверждение некоторых решений тянется годами, ведь в результате должен быть достигнут консенсус.

— Не могу не спросить об ограничениях, с которыми сталкиваются производители мясо-молочной продукции на общем рынке.

— Проблемы возникают именно потому, что пока нет прозрачной картины по требованиям, и зачастую возникает некорректное, с нашей точки зрения, толкование положений, установленных в технических регламентах.

Так, положение о том, что непереработанное сырье должно быть получено от животных, которые не подвергались воздействию остатков ветеринарных препаратов до истечения сроков их выведения, трактуется как то, что остатки ветеринарных препаратов вообще не должны быть обнаружены, то есть должен быть абсолютный ноль, что с точки зрения метрологии невозможно. Разные методы имеют разную чувствительность, и если одним мы не определим остаточное содержание ветеринарных препаратов, то другим можем определить его следовые концентрации. В этой связи актуален вопрос референтного (арбитражного) метода контроля того или иного показателя.

По нашему мнению, основная проблема заключается в том, что не во всех вертикальных технических регламентах для сырья животного происхождения установлены максимально допустимые уровни содержания остатков ветеринарных препаратов. Не установлены такие нормативы и в горизонтальном регламенте, который распространяется на всю пищевую продукцию.

Также следует отметить, что имеет место быть и параллельная система требований: у ветеринарных и санитарных служб действуют свои требования к непереработанной пищевой продукции (сырью). Но ведь должен быть единый подход! К тому же требования и нормы к сырью нельзя приравнивать к требованиям для готовой (переработанной) продукции. На решение этих актуальных, на наш взгляд, аспектов странам союза нужно направить свои совместные усилия.

Правила честной игры

— Далеко не всегда в странах — партнерах по ЕАЭС скрупулезно и безусловно соблюдается законодательство в области подтверждения соответствия и проведения испытаний. Нередко сертификаты и протоколы испытаний выдаются субъектам хозяйствования необоснованно. Как решается эта проблема и насколько высок уровень доверия к белорусским сертификатам и результатам испытаний?

— Это, в самом деле, большая проблема, которая несколько подорвала веру в техническое регулирование. Однако важно отметить: к белорусским органам по оценке соответствия претензий меньше всего. Именно поэтому компании, которые дорожат своим имиджем, доверием потребителей и устойчивым положением на рынке, отдают им предпочтение. Для того чтобы получаемые результаты были достоверными и им доверяли потребители, в Беларуси работает система аккредитации. Проходя эту процедуру, органы по сертификации и испытательные лаборатории получают доказательство своей беспристрастности и компетентности. Развитию этого элемента национальной инфраструктуры качества, прежде всего по принципу «испытано единожды — признано всеми», Беларусь уделяет очень серьезное внимание. Но сближение систем аккредитации — один из наболевших вопросов.

Наша страна в этом плане достигла весомого успеха. В прошлом году она стала полноправным участником трех соглашений о взаимном признании результатов проводимых испытаний и сертификации с ведущими в мире организациями в области аккредитации: Международным сотрудничеством по аккредитации лабораторий (ILAC) в части испытаний и калибровки, Международным форумом по аккредитации органов по сертификации (IAF) в части сертификации продукции, услуг, систем менеджмента и персонала, Европейской организацией по аккредитации (ЕА). Причем необходимые оценки белорусская система аккредитации прошла как член Европейской организации по аккредитации, а как известно, европейское законодательство является одним из самых строгих в части технических правил и норм. Такого полного признания нет ни у кого из наших партнеров по ЕАЭС.

Мы это сделали и констатируем: больших проблем с необоснованной выдачей документов в сфере оценки соответствия у нас сегодня нет. Кроме того, в сфере надзора в Беларуси действуют требования указов Главы государства № 510 и № 48, которые направлены на обеспечение соблюдения требований технических регламентов, повышение эффективности надзора за безопасностью и качеством продукции на рынке нашей страны и определяют ответственность за нарушения этих требований, а также за недостоверное проведение процедур по оценке соответствия.

— В этом вопросе тоже необходимы общие правила игры?

— Мы предлагаем провести сравнительную оценку систем аккредитации наших стран. Для этого на совете руководителей национальных органов по аккредитации определили: должен быть разработан порядок проведения взаимных сравнительных оценок. Беларусь проект такого порядка разработала, он находится сейчас в Евразийской экономической комиссии и у наших партнеров.

Если будет принят этот порядок, то появится возможность проведения сравнительного анализа национальных систем по аккредитации государств — членов ЕАЭС. Это окажет положительное влияние на объективность, беспристрастность и компетентность органов по аккредитации, повысит доверие сторон к результатам деятельности аккредитованных субъектов и сократит количество претензий к результатам оценки соответствия.

К сожалению, проблема недобросовестных органов по сертификации и испытательных лабораторий, которые необоснованно выдают документы, в странах — партнерах ЕАЭС существует, и это приводит к допуску на рынок союза не соответствующей требованиям продукции.

— Тогда расскажите чуть подробнее, как мы защищаем внутренний рынок.

— Сегодня на площадке союза предпринимается ряд мер, в том числе и по нашей инициативе, чтобы переломить эту ситуацию. Прежде всего информацию о прекращении действия на территории Беларуси документов, выданных необоснованно, Госстандарт направляет в Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, Росаккредитацию (для принятия мер в соответствии с компетенцией) и в Евразийскую экономическую комиссию. Следует отметить, что Росаккредитация в большей степени реагирует на полученную информацию, и сейчас уже прекращено (приостановлено) действие аттестатов аккредитации 15 органов по сертификации из 24, неоднократно выдавших сертификаты соответствия, отмененные на территории нашей страны (ООО «Гарант Плюс», ООО «Сертификация продукции «Стандарт-тест», ООО «Сертификация и экспертиза», ООО «НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ», «РОСТЕСТ-Москва» ЗАО «Региональный орган по сертификации и тестированию» и т.д.). Работа в данном направлении продолжается.

Кроме того, в рамках союза реализуется пилотный проект по информированию об опасной продукции по 6 техрегламентам. Надеемся, что этот ресурс, аккумулирующий информацию о несоответствующей продукции, выявленной во всех странах ЕАЭС, станет результатом полноценной и оперативной связи между всеми надзорными органами. Со своей стороны мы готовы предложить для использования наш опыт, накопленный в рамках ведения реестров опасной продукции, а также отмененных сертификатов и деклараций.

К слову, реестр опасной продукции, запрещенной к ввозу и (или) обращению на территории Беларуси, ведется на сайте Госстандарта с 2016 года. Из него любой желающий может узнать о выявленной опасной продукции. Реестр предупреждает всех, в том числе предприятия-импортеры, о запрете ввоза определенного вида товаров. Помимо информационной составляющей, Госстандарт совместно с другими органами госуправления (в частности, с МАРТ) прорабатывает возможность ограничения участия продукции или поставщиков, попавших в реестр, в сфере госзакупок и введения ответственности за это. То есть реестр будет играть роль «ограничителя» сфер реализации несоответствующей продукции.

В полной гармонии

— В 2020 году наша страна планирует стать полноправным членом Всемирной торговой организации. Какие преимущества и вызовы с точки зрения вашего ведомства существуют для наших производителей?

— Скажу, что за период ведения страной переговоров по присоединению к ВТО мы полностью привели свое законодательство в сфере технического регулирования в соответствие с нормами и правилами этой организации. Кроме того, все наши партнеры по ЕАЭС уже полноправные члены данной организации. Присоединение России и Казахстана завершилось относительно недавно и совпало с периодом интеграционных преобразований. В это время как раз формировалась договорно-правовая база союза. Так что правом ЕАЭС учтены международные нормы и требования ВТО. По этой же причине на нас уже легла часть обязательств России и Казахстана перед государствами — членами ВТО, в том числе в части технических барьеров в торговле.

В 2016 году мы приняли два закона в новой редакции: «О техническом нормировании и стандартизации» и «Об оценке соответствия техническим требованиям и аккредитации органов по оценке соответствия». Оба документа подготовлены с учетом требований ВТО. Напомню, сейчас в Парламенте находится обновленный Закон «Об обеспечении единства измерений», который комплексно закроет все вопросы технического регулирования. Поэтому никаких рисков, что придется существенно менять законодательную базу, у нас нет. Госстандарт работает, представляя нашу страну в рамках различных международных и региональных организаций в области стандартизации, метрологии, аккредитации. Именно эта деятельность позволяет снижать технические барьеры в торговле. Сейчас, работая в соответствии с правилами ВТО, но будучи в статусе присоединяющейся страны, мы имеем возможность только наблюдать, как работают другие страны-члены, но не можем влиять на них. Речь идет о рассмотрении спе­цифических торговых обеспокоенностей в рамках Комитета по техническим барьерам в торговле, проведении двусторонних консультаций по тем или иным техническим мерам в более эффективном формате и, наконец, возможности обращения (в экстремальных случаях) в орган по разрешению споров ВТО.

В то же время обращу внимание: смена статуса Беларуси в ВТО даст нам новые возможности. Для производителей откроются новые рынки, однако стоит понимать: в некоторых странах действуют более жесткие требования, чем у нас. С другой стороны, мы открываем свой рынок для таких товаров. И мы не можем своими национальными мерами ограничивать вхождение такой продукции на наш рынок. Это производителям необходимо учитывать.

Новости по теме:
Премьер-министры стран Евразийского экономического союза 21 июня проведут в Минске в очном формате...
Коллегия Евразийской экономической комиссии внесла изменения в перечни стандартов к техническому регламенту...
Совет Евразийской экономической комиссии разрешил использование фитосанитарного сертификата в электронном виде в...
«ПРОДУКТ.BY»
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-707
+375 (17) 390-65-55
+375 (17) 390-67-77
+375 (17) 396-53-21
  +375 (17) 396-53-22




*Права защищены, любое использование информации без ссылки на источник produkt.by запрещено.
*За содержание рекламных сообщений ответственность несут рекламодатели.