Вы здесь

«Предпосылок для роста цен на продовольствие нет». Регуляторы обсуждают с ритейлерами новый формат мониторинга

26.03.2018

Расплатившись на кассе, мужчина средних лет аккуратно укладывает длинный чек в бумажник. «Дома изучим», — объясняет жене. Видимо, по скрупулезности потребления мы скоро не будем отличаться от сверхрациональных западных европейцев. Все больше людей корпят над чеками и ценниками с калькуляторами. Сравнивают цены с прошлой покупкой, анализируют и  принимают решения. Благо выбор есть. Если стоимость какой-нибудь торговой марки поползла вверх — альтернатив хоть отбавляй. И торговых точек выбор приличный. А есть еще рынки…

Цену определяет спрос

Сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор Маргелов тренд на потребительском рынке последнего времени объясняет просто: «Рост цен ограничен потребительским спросом». Признается: крохотное увеличение есть, но по отдельным позициям. В целом, на рынке избыток предложения. Изобилие позволяет маневрировать и ретейлу, выбирая поставщиков, и покупателям. Если средние индексы по отдельным группам товаров и показывают «плюс», то внутри сегмента всегда есть бренды, которые стоят на месте по цене, сообщает sb.by.

Например, те же молочные продукты, чуть ли не побившие в прошлом году рекорд по удорожанию, за два месяца прибавили, но в рамках общей инфляции. Плюс 1—1,5 процента — мелкая и вполне допустимая неприятность для рядового кошелька. Просто объективно былые драйверы для роста стоимости продовольствия ежедневной необходимости иссякли. Все наконец-то подстроились под новые реалии макроэкономики. И низкую инфляцию, и либеральное ценообразование.


Ретейл в последнее время спешно пересматривает свою ценовую и ассортиментную политику

Даже у низкой инфляции есть отрицательная черта: это некий усредненный абстрактный показатель. В принципе, оторванный от реалий любого потребительского кошелька. Но такова уж специфика макроэкономики. И экстраполировать ее цифры на повседневную жизнь наивно. Поэтому и население не особенно доверяет прошлогоднему благодушному показателю инфляции в 4,6 процента. Ибо о ценах наш народ судит не по статистическим отчетам, а по ценникам в конкретных магазинах. И за основу берет самые популярные продукты. И молочка — определенный индикатор динамики цен для простых людей, не особенно разбирающихся в хитросплетениях исчисления агрегированных показателей.

Вот в прошлом году молочка подорожала на 10—15 процентов. И инфляционные ожидания населения, как фиксирует Нацбанк в своих исследованиях, находятся где-то на том же уровне — 12—13 процентов. В этом году кефир с творогом зафиксировали свою стоимость — и опасения роста цен у народа поползли вниз.

Так уж исторически сложилось на потребительском рынке, что это чуть ли не самый стабильный продукт. Дорожать может все что угодно — от шоколадок и печенья до дубленок и телевизоров. Но молочка всегда отставала от средней продовольственной инфляции в 1,5—2 раза. Ведь долгое время ее стоимость регулировали жестко и напрямую: фиксируя рентабельность производителей и надбавки. Помните, как пристально еще относительно недавно следили за ценниками в магазинах? И за необоснованную дороговизну можно было до закрытия магазина доиграться. Поэтому баловаться с так называемыми социальными товарами почти никто не рисковал. Разве что наблюдался их дефицит разной остроты. Ибо не раз и не два случались ситуации, когда ни производить, ни торговать ими было просто невыгодно. И все компании сводили к возможному минимуму долю такой продукции в своих оборотах.

Но вот цены регулировать перестали, проверки прекратились, исчезла торговая инспекция… И постепенно стоимость молочки возвратилась к экономически обоснованному уровню. Естественно, опережала средние показатели инфляции. Сейчас дисбалансы вроде бы исчезли, и цены входят в нормальную колею.

Несомненно,  поставив высокую наценку на творог или сметану, даже одна крупная сеть не способна реально повлиять на усредненный показатель.

Баланс  на  полке

Да и в целом сегодня с ценами забавляться никто в ретейле не рискует. Слишком высокая конкуренция. Другой вопрос, что сами магазины стремительно трансформируются под новые реалии спроса.

Ведь раньше как многие поступали: на дешевых продуктах практически ничего не зарабатывали, зато высокую прибыль загребали на среднем и высоком сегментах. И «минус» молока компенсировался большим «плюсом», скажем, по икре. В начале 2010-х так поступали из-за регулирования цен на социальную продукцию. Потом — чтобы завлечь покупателя. На фоне падения потребительского спроса за покупателя все дрались. Сжимали зубы, работали чуть ли не себе в убыток, проводили разные акции. Но дисконт уже в прошлом году перестал гарантированно обеспечивать обороты. И дисконтная лихорадка стала постепенно затихать. Тем более что покупатель перешел на экономную систему потребления. И спрос на премиум-товары, которые для торговли долгие годы являлись палочкой-выручалочкой, не спешил восстанавливаться. Даже после скромного, но увеличения доходов населения.

У каждого — свой покупатель

Ретейл в последнее время спешно пересматривает   свою ценовую и ассортиментную политику. До прошлого года «продуктовые наборы» на полках многих торговых точек были похожи точно две капли воды. И цены особенно не разнились. У кого-то курятина была подешевле, у кого-то скидки на бананы. Но в целом руководствовались пресловутой стратегией «магазин для всех». Сейчас каждая сеть пытается нащупать своего покупателя, нарисовать его маркетинговый портрет, определить пристрастия, толщину кошелька и тягу к экономии. Кто-то ориентируется на более состоятельных посетителей: цены не сдерживают, но улучшают сервис. Но и обладатели зарплаты ниже средней без внимания не остаются: стремительно развивается забытый в тучные годы формат дискаунтеров — узкий ассортимент, зато невысокие цены. Расслоение торговых точек тоже влияет на психологию значительной части покупателей. Слишком уж мы привыкли, что стоимость базового набора продуктов если и отличается в разных магазинах, то не тотально. Сейчас ретейл начинает расслаиваться по ценовому фактору. Процесс закономерный, но пока до конца не ужившийся в сознании потребителей.

О ценах представители крупных торговых операторов говорят не очень охотно. Слишком деликатная для них тема. Однако в кулуарах отмечают: удерживать и стоимость товаров, и обороты, и покупателей становится все сложнее. Да, продажи несколько выросли, но рентабельность снижается. Что подтверждается и статистикой Министерства антимонопольного регулирования и торговли. А некоторые поставщики уже в этом году заявили о повышении цен отгрузки. Несомненно, на всем реальном секторе сказывается и высокая закредитованность. Девелоперы после некоторой паузы снова стали «подкручивать» арендные ставки. Словом, проблема цен огромна и многогранна. Но одна из самых актуальных. И ею, несомненно, необходимо заниматься планомерно и чуть ли не ежедневно. По всей длине цепочки: от сырья до стоимости готовых продуктов.

ПОЗИЦИЯ

Нина ЕМЕЛЬЯНОВА, начальник управления торговли и услуг Мингорисполкома:

— Сейчас ценовая ситуация в Минске стабильна. А обращения граждан по этому поводу носят единичный характер. С начала года индекс потребительских цен в Минске по продовольственным товарам составил 101,19 процента, по непродовольственным — 100,45 процента. Это ниже республиканских показателей.

За два месяца с начала года в Минске больше других подорожали виноград (51,3 процента), картофель (24,8 процента), бананы (22,6 процента), свекла (18,6 процента), капуста (17,3 процента), морковь (11,8 процента), яблоки (10 процентов), сладкий перец (9,5 процента). За это же время подешевели сахар-песок (на 5,7 процента), свинина (на 4,4 процента), ткани и пряжа (на 3,9 процента), одежда (на 1,8 процента), масло и жиры (на 1,5 процента).

Чтобы не допустить необоснованного роста цен, структурные подразделения Мингорисполкома и уполномоченные еженедельно отслеживают уровень стоимости основных групп продовольственных и непродовольственных товаров. В части продуктов питания это социально значимые товары. Такие, как молочная продукция, хлебобулочные изделия, мясо птицы, свинина, говядина, колбасные изделия, яйца, сливочное и растительное масла, рыбная продукция, сахар, крупы, мука, плодоовощная продукция, фрукты и т.д. В межсезонье или в преддверии праздников, например, 8 Марта или Нового года, ассортимент «исследуемых» товаров может меняться и включать в себя временно популярные. Скажем, цветы и конфеты. Или красную рыбу, горошек и шампанское.

За ценами наблюдают в торговле различного формата — сетевых магазинах, магазинах шаговой доступности, на рынках города. Мониторинги предполагают как посещение объектов, так и работу по письменным запросам. Для более полного контроля за ситуацией перечень магазинов меняется и постоянно расширяется. Вместе с тем за ценами в основных крупных сетях следим постоянно. Результаты еженедельных мониторингов цен показывают: имеют место колебания розничных цен на отдельные товары как в сторону уменьшения, так и увеличения.

Неправильно будет говорить, что цены на потребительском рынке диктует ретейл. На их рост также влияет позиция производителей и импортеров, спрос со стороны покупателей. Анализ показывает: изменения в стоимости связаны в основном с ростом отпускных цен у производителей, проведением и отменой акций, распродаж. А также в связи с поставками товаров от разных поставщиков и импортеров, уровень отпускных цен у которых зависит от стоимости сырья и материалов, топливно-энергетических ресурсов, сорта и вида продукции, страны происхождения, затрат по импорту, размерного ряда, курса валют. Вот вам несколько примеров в подтверждение. Имена нам известны, но озвучивать публично их не хотелось бы. Так вот, отпускные цены в феврале у одного крестьянско-фермерского хозяйства выросли на 57 процентов на картофель, на 47 — на свеклу, на капусту — на 20 процентов. Второе увеличило свою цену на бульбу на 37 процентов, на капусту — на 26, на свеклу — на 33 процента, на морковь — на 12,7 процента, на репчатый лук — на 10 процентов.

В феврале отпускные цены на огурцы закрытого грунта у двух из известных производителей Минщины увеличились на 7 процентов, у еще одного — на 3 процента. У четвертого — на 21 процент. К слову, сегодня мы видим, что они уменьшают отпускные цены на огурцы на 22—56 процентов. Что касается привозных фруктов, то импортеры сообщили: в феврале закупочные цены на бананы выросли на 40 процентов. Так, в январе они шли по 1,66 рубля за килограмм, в следующем месяце уже по 2,34 рубля. Отсюда и новые цифры в чеках. Цитрусовые тоже подорожали — наполовину. Если в январе их приобретали за границей по 1,33 рубля за кило, то в феврале без копейки по два рубля.

Несмотря на отмену ценового регулирования, в большинстве организаций торговли размер применяемых торговых надбавок на основные группы продтоваров остается на уровне прошлого года. Так, например, на молоко, кефир, сметану и творог в пределах 8—12 процентов. На йогурты, глазированные сырки, твердые сыры, сливочное масло, кисломолочные напитки накрутка магазина составляет 15—30 процентов. На хлеб и хлебобулочные изделия — 15 процентов, на мясо — 10—18 процентов, на яйца — 20—30 процентов, на плодоовощную продукцию — 7—30 процентов. Мы постоянно напоминаем всем участникам цепочки о недопустимости необоснованного роста цен и торговых надбавок на товары. Ведь в нынешнем году, ожидается, инфляция должна удержаться в пределах 6 процентов.

Новости по теме:
В рамках выставки «Продэкспо» журнал «Продукт.BY» провел 14 ноября круглый стол на тему конкурентной среды, характерной...
Министерство антимонопольного регулирования и торговли заметило, что отдельные торговые предприятия завышают надбавки...
Фермерам трудно попасть в белорусские торговые сети, заявиливо время обсуждения этого вопроса на семинаре «...
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-704
+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
+375 (29) 33 55 100
produkt.by@tut.by