Вы здесь

Задача переработчика — идентифицировать, зарегистрировать и проследить

Геннадий ВОЛНИСТЫЙ
технический директор ГП «Центр систем идентификации» Национальной академии наук Беларуси

До конца 2016 года ожидается подписание Положения о согласованных подходах стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) при проведении идентификации, регистрации и прослеживаемости животных и продукции животного происхождения. Активное участие в разработке проекта данного документа принимает Межотраслевой научно-практический центр систем идентификации и электронных деловых операций Национальной академии наук Беларуси. О том, к каким изменениям в обращении пищевых продуктов на едином таможенном пространстве приведет вступление в действие положений этого международного нормативного акта, в интервью журналу «Продукт.BY» рассказал технический директор ГП «Центр систем идентификации» Национальной академии наук Беларуси Геннадий ВОЛНИСТЫЙ.

— Геннадий Евгеньевич, какие правила прослеживаемости предусматриваются документом?

— Производимая, либо ввозимая на таможенную территорию любой страны-участника ЕАЭС продукция животного происхождения должна будет обладать свойством прослеживаемости, то есть возможностью документально (на бумажных и/или электронных носителях) установить изготовителя (производителя или первичного поставщика) и последующих собственников находящейся в обращении продукции животного происхождения, а также место происхождения (производства, изготовления) данного товара без искажения его наименования, основных потребительских свойств и технических характеристик. Необходимым условием прослеживаемости является идентификация участников товародвижения и самих товаров. Информационные технологии позволяют оперативно и единообразно выстроить такие подходы на национальном уровне и предоставить заинтересованным пользователям соответствующие механизмы отслеживания партий продукции. Прототип этого подхода на основе стандартов международной системы товарной нумерации и автоматической идентификации GS1 уже работает и закреплен законодательно. Речь идет о ратифицированном всеми государствами-членами ЕАЭС Соглашении о реализации в 2015–2016 годах пилотного проекта по введению маркировки товаров контрольными (идентификационными) знаками по товарной позиции «Предметы одежды, принадлежности к одежде и прочие изделия из натурального меха» от 8 сентября 2015 года. С 20 марта 2016-го в Беларуси введена в действие соответствующая информационная система и осуществляется маркировка меховых изделий дополнительными этикетками в виде контрольных (идентификационных) знаков с радиочастотными или RFID-метками, а с 12.08.2016 указанное Соглашение действует как обязательный к исполнению во всех странах ЕАЭС нормативный правовой акт. Субъекты хозяйствования, осуществляющие производство и оборот предметов одежды из меха, обязаны вносить информацию о таких товарах в межведомственную информационную систему «Банк электронных паспортов товаров» (htpp://epass.by, htpp://kiz.epass.by). При этом специальными этикетками в виде контрольных идентификационных знаков с радиочастотной меткой маркируются все меховые изделия. За создание, поддержку и функционирование белорусского национального компонента данной информационной системы отвечает Межотраслевой научно-практический центр систем идентификации и электронных деловых операций НАН Беларуси. Аналогичная белорусской, создана информационная система пока только в России. Казахстан, Армения и Кыргызстан планируют ввести в действие подобные системы до конца текущего года. Ввезенная или изготовленная на российской или белорусской территории, промаркированная единым, согласованным на уровне ЕАЭС, идентификационным знаком шуба может легально реализовываться в любой другой стране ЕАЭС. Главным свойством данной системы является то, что от маркировки до реализации каждой единицы товара соответствующие события о нем централизованно отражаются в национальных информационных системах страны ее оборота, а системы эти взаимодействуют между собой при трансграничной торговле в режиме реального времени. При этом не только контролер, но и конечный покупатель может несколькими способами с помощью мобильных технологий проверить правильность маркировки и событий перемещения товара:

  • по идентификатору контрольного (идентификационного) знака (буквенно-цифровой код, напечатанный на знаке);
  • перейдя по ссылке, зашифрованной в QR-коде в правом верхнем углу знака (требуются установленные на смартфоне любой бесплатный сканер QR-кодов и интернет-соединение);
  • по штриховому коду, напечатанному на знаке (требуется установить на смартфоне бесплатное программное обеспечение Центра систем идентификации или иметь мобильный RFID-терминал и интернет-соединение);
  • по информации с RFID-метки (требуются интернет-соединение, мобильный терминал сбора данных и специальное программное обеспечение, приобретаемое в Центре систем идентификации).

Разные способы проверки предоставляют различный объем информации. Наиболее полная информация предоставляется при проверке RFID-метки контрольного (идентификационного) знака специальным программным обеспечением. Пользователи Банка электронных паспортов товаров, описывающие в нем товары, также имеют возможность их проверки в личном кабинете на сайте http://epass.by. Первые результаты проверок с конфискацией меховых изделий в России показали, что до введения данного механизма теневой оборот составлял не менее 80 % от общего объема (http://tass.ru/ekonomika/3675355). Поэтому естественным является то, что внедрение аналогичной схемы прослеживаемости для других товаров по территории ЕАЭС инициирует Российская Федерация (лекарства, обувь, алкоголь). Многие эксперты склоняются к мнению, что некоторые виды пищевых продуктов животного происхождения, оборачиваемых на территории ЕАЭС, также в ближайшее время будут отнесены к категории товаров, подлежащих прослеживаемости с использованием информационно-коммуникационных технологий на межгосударственном уровне.

 

— Когда же будет принято окончательное решение?

— Сейчас также активно ведется работа над базовым Соглашением о механизме прослеживаемости товаров в рамках Евразийского экономического союза, принятие которого ожидается в текущем году. Вызвано это тем, что Казахстан получил преференции на таможенные пошлины при вступлении в ВТО (а это около полутора тысяч товарных позиций). Ясно, что и Россия, и Беларусь должны реагировать на то, чтобы такие товары не стали вытеснять с рынка наших стран аналогичные, поскольку они будут поступать в оборот по более низким ценам, нежели такие же, но произведенные или импортируемые странами ЕАЭС, не являющимися членами ВТО. Решение о том, какой перечень товаров в первую очередь подпадет под механизм прослеживаемости на территории ЕАЭС в 2017–2018 годах, скорее всего, будет принято не позднее первого квартала 2017-го.

В нашей стране, например, понятие «прослеживаемость продукции животного происхождения» закреплено в Законе от 15 июля 2015 года № 287-З «Об идентификации, регистрации прослеживаемости сельскохозяйственных животных (стад), идентификации и прослеживаемости продуктов животного происхождения». Он вступил в силу 24 января 2016-го. Объектами идентификации и прослеживаемости являются крупный рогатый скот, лошади, овцы, козы, свиньи. Соответствующая государственная информационная система — ИС AITS (Animal Identification Traceability System) — в Беларуси функционирует с 2012 года (htpp://aits.by). Кроме того, в нашей стране на законодательном уровне принято решение о прослеживаемости молока и мяса, а также молочной и мясной продукции. В соответствии с действующей нормативно-правовой базой реализация информационной системы идентификации и прослеживаемости животных и пищевой продукции животного происхождения на национальном уровне должна быть завершена к 24 января 2018 года.

Однако нам следует вырабатывать и гармонизировать свои подходы к идентификации и прослеживаемости продуктов животного происхождения как в рамках национального законодательства, так и с учетом международных подходов, практик и стандартов и ЕАЭС, и Европейского союза, поскольку прослеживаемость является не только элементом безопасности, но и, по сути, пропуском на внешние рынки. При этом для обеспечения максимальной эффективности процесса необходимо внедрение механизма автоматической идентификации продукции и электронного товаросопроводительного документооборота с минимальным участием человека в подготовке и обработке данных, также на основе международных стандартов.

— Что должен знать о прослеживаемости конечный потребитель, продавец и производитель?

— Прослеживаемость так называемого первого уровня позволяет установить, кто произвел и кто владел продуктом до момента его перехода к конечному потребителю. На данном этапе эта задача решена, но только на уровне обмена бумажными документами между участниками, в том числе и регулирующими органами. Понятно, что в случае потенциальных угроз здоровью граждан, поиск или остановка товара на границе и сопоставление бумажных документов по обратной цепочке — это потеря времени, экономический ущерб, снижение темпа бизнеса, а часто и чего-то бОльшего. Проектом же указанного выше положения ЕАЭС о согласованных подходах предусматривается, что изготовитель (производитель) или иной участник обращения продукции животного происхождения обеспечивает наличие и предоставление в национальную информационную систему, по запросу уполномоченного органа страны, следующей информации о партии и (или) единице продукции животного происхождения:

  1. наименование продукции;
  2. количество продукции;
  3. дата изготовления продукции;
  4. идентификационный номер партии и/или единицы продукции;
  5. наименование изготовителя (производителя) продукции и его юридический и фактический адреса;
  6. идентификационный (регистрационный) номер изготовителя (производителя) продукции в национальной информационной системе.

Наличие такой информации на централизованном уровне позволит предоставлять онлайн-доступ уполномоченным органам для оперативного контроля и реагирования. Но уже сегодня, когда, например, Россельхознадзор останавливает белорусскую продукцию по различным причинам, важно иметь оперативный онлайн-инструмент для подтверждения ее происхождения и ветеринарно-санитарного благополучия. А если этот инструмент будет признан законодательно на уровне ЕАЭС, как в случае с меховыми изделиями, то многим «инициаторам» притормозить белорусскую продукцию придется искать другие причины. Вот эту первую задачу нам и надо решить совместно с производителями и импортерами к январю 2018 года согласно нашему Закону, а, как говорят по жизни, — еще бы и раньше.

Обеспечение более глубокой прослеживаемости или прослеживаемости второго уровня — это возможность проследить происхождение исходного сырья и иных компонент, которые участвовали в производстве данного товара, а также наличие документов, подтверждающих качество и безопасность данных компонент. Это известный принцип «шаг вперед, шаг назад», закрепленный в международном стандарте ISO 22000. Конечно, такая задача не решается в полном объеме на национальном централизованном уровне. Это компетенции производителей (поставщиков). Информационные учетные системы наших переработчиков и других участников обращения продукции должны владеть такой информацией и предоставить, при необходимости, исчерпывающие данные о партиях сырья и иных компонент для каждой партии произведенной и отгружаемой продукции в государственную информационную систему. Если к этому еще добавить нанесение на товар новых элементов маркировки, на которых будет не только привычный линейный штриховой код товара в виде 13 цифр и штрихов, но и указанные выше характеристики продукции, закодированные в виде линейных штриховых или матричных кодов, то можно предоставить всем заинтересованным набор мобильных приложений для автоматического считывания и обработки такой информации с доступом в государственную систему AITS для получения более полных сведений о товаре, в том числе и о сопровождающих его ветеринарно-санитарных документах. Ну, и понятно, что описанные механизмы в совокупности с переходом на электронные юридически значимые товаросопроводительные документы (накладные, счета-фактуры, CMR и другие), в том числе и ветеринарно-санитарные, где это целесообразно, позволят оперативно предоставлять по запросам всех категорий пользователей полную информацию о товаре для обеспечения безопасных цепей поставок. Такая практика, как я уже говорил, законодательно и практически внедрена на примере меховых изделий. Внедрение системы прослеживаемости данного уровня позволит снять многие вопросы и Россельхознадзора, и Евросоюза.

— В чем универсальность подхода глубокой прослеживаемости?

— Во-первых, любой товар имеет этикетку, ярлык, вкладыш или иную форму маркировки. Важно, чтобы при маркировке были введены в качестве обязательных не только штрихкод товара, позволяющий автоматически идентифицировать товар в любой стране, но и те атрибуты, которые дают больше информации о нем для ее автоматического учета и обработки, например, перечисленные выше сведения 1–6 или хотя бы их часть.

Во-вторых, любое движение экономического объекта, подлежащего учету либо оплате, всегда сопровождается документацией. Такие документы фиксируют логистическую, содержательно-операционную и финансовую части, а также подтверждают качество и безопасность продукции. Если мы сумеем на уровне информационно-технологических решений, в том числе на основе маркировки, автоматически формировать, перемещать (фиксировать) у каждого участника цепочки соответствующую товаросопроводительную документацию в электронном юридически значимом виде, а также обеспечим возможность предоставлять по запросам, в пределах компетенций (в том числе и конечным покупателям), необходимый объем данных из этих документов (и этикеток) по каждой единице (или партии) продукции, это и будет означать идеальное решение задачи прослеживаемости. И к этому надо идти! Кстати, на сегодня в Беларуси ежемесячно оформляется около 150 тысяч электронных накладных, и данный процесс нарастает. Например, ОАО «Савушкин продукт», насколько мне известно, полностью перешло на формат электронных накладных при получении сырого молока. Но в целом пока существуют некоторые сложности как внутри страны, так и в межгосударственном взаимодействии. К примеру, в части обмена данными юридически значимыми электронными документами на межстрановом уровне при трансграничной торговле, попыток установить мониторинг информационных систем белорусских предприятий посредством их подключения к информационной системе ветеринарного надзора другого государства и других.

В Беларуси уже имеется объемная информационная база для прослеживаемости жизненного цикла животных. Около миллиона голов крупного рогатого скота идентифицированы новыми бирками, на них заведены электронные паспорта, в которых фиксируется 21 тип различных событий жизненного цикла животных (зоотехнические, ветеринарные), включая убой и идентификацию туш на предприятиях переработки. Функционал системы готов для крупного рогатого скота, лошадей, овец, коз, свиней и эксплуатируется более чем 1300 участниками. То есть в стране накапливается и оперативно поддерживается информация об источниках сырья для производства продукции животного происхождения (о животных, об их статусе, о местах их содержания, о владельцах и так далее). Именно эта база данных и должна быть тем объективным потенциалом, который позволяет выстроить прослеживаемость продукции от фермы до прилавка и обратно. Именно такая формула заложена в европейском регламенте еще в 2002 году (регламент ЕС № 178–2002). Эта же схема предусматривается и Положением о согласованных подходах при проведении идентификации, регистрации и прослеживаемости животных и продукции животного происхождения в рамках ЕАЭС.

У нас в настоящее время завершена работа над техническим проектом нового функционального блока системы AITS — прослеживаемость продуктов животного происхождения. Планируем с 2017 года начать формировать централизованную базу данных, содержащую информацию не только о прослеживаемости жизненного цикла животных, но и о партиях сырья, используемого для производства продукции, а также о партиях отгружаемых продуктов с соответствующими товаросопроводительными и ветеринарно-санитарными документами.

— Белорусские предприятия к этому готовы?

— Для многих это очень непростая тема. Ведь при поголовной идентификации животных вскрывается необходимость наведения порядка с их учетом. При рождении теленка его нужно идентифицировать, заводить паспорт, а самое главное, фиксировать все предусмотренные события в его жизни. К примеру, результаты ветеринарных мероприятий, перемещение с объекта на объект и, в конечном итоге, убытие животного на убой и непосредственно событие убоя, идентификацию туши и уничтожение бирки. Форматы данных, бизнес-логика и соответствующее программное обеспечение отработаны и функционируют. Поэтому первыми противниками внедрения системы поголовной идентификации животных были те, кто, образно говоря, предоставлял «дутые» показатели. Допустим, у такого владельца по документам дойное стадо составляет N голов, а на самом деле молоко, как говорят, «поддаивают» от бОльшего количества голов. Становятся также очевидными факты падежа скота или нарушений ветеринарных режимов, зоотехнических норм содержания животных и их перемещений, в том числе на убой, по которым контролирующие структуры могут получить доступ к интересующим данным владельцев животных и перерабатывающих предприятий. Однако наши крупные комплексные компании, имеющие на балансе и животных, и переработку, например, «Савушкин продукт», Сновский и Гродненский мясокомбинаты, являются лидерами в применении новых технологий и активно поддерживают эти подходы. Надеюсь, что хорошие технические решения (а система AITS получила очень высокую оценку европейских экспертов), здравый смысл и необходимость соблюдать законодательство будут стимулом к успеху.

— Какова стоимость работ по внедрению системы глубокой прослеживаемости?

— Я бы сказал, что в целом небольшая. Основные составляющие затрат — это дополнительные программно-технические средства маркировки сырья, продукции и программное обеспечение для более высокого уровня технологического учета и формирования комплекта электронных товаросопроводительных документов. Так, для маркировки сырого мяса, в соответствии с стандартными требованиями к идентификации и прослеживаемости, необходимо на одном комбинате иметь хотя бы два сканера и два принтера для печати этикеток (одна пара в цехе убоя, вторая — на отгрузке). Затраты на эту технику — не более 3–5 тысяч долларов США. Конечно, нужны соответствующие доработка программного обеспечения и технологическая дисциплина. В таком случае прослеживаемость отгружаемого для реализации мяса посредством маркировки туш, полутуш, четвертин и фасуемых отрубов, на котором будет нанесен идентификатор исходной туши и его штриховой код, будет обеспечена. Мобильное приложение для покупателей, которые могут, просканировав штриховой код с этикетки куска мяса, получить на экране смартфона электронный паспорт животного, уже готово, мы его можем разместить в открытом интернет-доступе. То есть эту цепочку технически запустить можно хоть завтра, нужны, по сути, только организационные меры и сравнительно небольшие затраты на технику с доработкой программного обеспечения системы учета на предприятии.

В отношении более глубокой прослеживаемости продуктов переработки пока нет необходимости оснащать всю технологическую цепочку (механизмы, тару, персонал и прочее) дополнительным оборудованием, поскольку второй уровень прослеживаемости начинать можно только после завершения первого этапа и анализа всех результатов, в том числе и с учетом экономических показателей. Важно, однако, четко наладить на входе автоматический учет сырья на основе маркировки (для сырого мяса) или товаросопроводительных документов (для партий сырого молока) и учета их в системе предприятия. Для идентификации, например, туш животных на вход в цех обвалки по каждому виду продукции, а также в цехах производства фарша, филея, колбас (вяленых, сыровяленых, вареных и других, где разные технологические переделы) и прочих потребуется установить один принтер и один сканер для автоматического учета входного сырья (на уровне идентификаторов туш, полутуш). Это нужно для того, чтобы впоследствии в учетной системе можно было связать данные идентификаторы с конкретной партией готовой продукции. Это примерно полторы-три тысячи долларов США на один мобильный сканер плюс принтер этикеток. Такая же логика и с учетом связи партий сырого молока с партиями молочной продукции, но только без сканеров-принтеров, а на уровне электронного обмена данными в учетной системе предприятия. Другая составляющая затрат — доработка програм-много обеспечения, в каждом конкретном случае она строго индивидуальна. Необходимо провести интеллектуальные доработки системы предприятия для того, чтобы она фиксировала номер партии продукции и связывала его с номерами партий сырого молока или номерами туш. В отношении же обеспечения каждой отгружаемой партии электронными товаросопроводительными документами рекомендую обратиться к пока единственному аттестованному в Беларуси оператору в части электронных накладных — к компании «Современные технологии торговли» (htpp://topby.by). В то же время, начиная с января 2017 года, системой AITS будет предоставлен функционал централизованной фиксации всех необходимых атрибутов для прослеживаемости партий отгружаемой продукции, в том числе номеров накладных на каждую отгрузку, а также ветеринарных сертификатов и сводных удостоверений качества. В целом те требования, которым должны удовлетворять учетные системы переработчиков, я изложил.

— Какие события должны подвигнуть производителей на массовое внедрение систем глубокой прослеживаемости?

— Основная экономическая деятельность белорусов по мясной и молочной продукции связана с Евразийским союзом. Казахстан полностью завершил процесс первичной идентификации и регистрации на национальном уровне всех животных, и механизмы электронной прослеживаемости продуктов питания у них отчасти уже работают. В Беларуси соответствующий закон заработал только в этом году. Однако государственная информационная система идентификации, регистрации и прослеживаемости животных и продукции животного происхождения AITS создана на основе самых современных стандартов, легко модифицируется и готова работать как национальный сегмент по прослеживаемости продуктов животного происхождения. При разработке казахстанской системы идентификации семь-восемь лет назад использовались другие подходы. В Кыргызстане к разработке и внедрению такой системы только приступают, но соответствующий закон у них принят. В России и Армении эти процессы пока не активны. Поэтому, думаю, для активизации процесса должны соединиться несколько факторов на наднациональном уровне. С одной стороны, принять конкретное решение о создании такой системы на национальном уровне должны россияне, тем более, что в июне правительство РФ утвердило концепцию и стратегию пищевой безопасности, где отдельной главой преду-

сматривается создание единой информационной системы прослеживаемости пищевой продукции. С другой стороны, на внутреннем уровне должен усилиться общественный контроль за попадающие на полки магазинов продукты питания. Развитие мобильных технологий позволяет дать покупателю бОльше достоверной информации о каждой единице или конкретной партии продукции. Многое также будут стимулировать и другие процессы, особенно необходимость в прослеживаемости тех товаров, как уже было сказано, по которым Казахстан получил преференции на таможенные пошлины при вступлении в ВТО. Активно прорабатываются вопросы с прослеживаемостью лекарственных средств. Думаю, 2017 год будет определяющим в данном вопросе, и нам надо быть к этому готовыми и технологически, и организационно.

Читайте также
Гродненский мясокомбинат давно считается лидером отрасли в Беларуси. Данное предприятие пользуется уважением и известно...
Оценивая результаты работы на внешних рынках предприятий и организаций, входящих в систему Минсельхозпрода, можно...
Данный материал — еще один важный промежуточный итог проведения IV Экспортного форума «Беларусь молочная». По итогам...
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-704
+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
+375 (29) 33 55 100
produkt.by@tut.by