Вы здесь

«Я — счастливый человек, но…»

Тамара Усачева
экс-заместитель начальника Главного управления ВЭД Минсельхозпрода и экс-начальник управления внешней торговли

В июле на пресловутый заслуженный отдых ушла Тамара Сергеевна УСАЧЕВА, добрый друг «Продукт.BY», многолетний заместитель начальника Главного управления ВЭД Минсельхозпрода и начальник управления внешней торговли. Новость вызвала у нас смешанные чувства. Итогом стал этот, во многом исповедальный материал.

«Учиться. Учиться. И снова учиться»

В середине 70-х годов прошлого века я закончила Московский технологический институт пищевой промышленности по специальности инженер-экономист пищевых производств. В то время про такие профессии мало кто слышал. Кто-то из моих знакомых не так давно шутил, что моя дипломная специальность звучит как «летчик-подводник», то есть базируется на несочетаемых понятиях.

На самом деле, никаких противоречий нет. Вуз у нас был технический, нам давали много узкоспециальных знаний. Но в основе всего была экономика. Меня выпускали в большой мир в качестве экономиста, владеющего серьезными техническими навыками.

Если быть точной, то так уж выпали карты: в режиме эксперимента наш инженерно-экономический факультет обеспечил выпускникам полугодичный курс освоения автоматизированных систем управления. И в 1975 году я знала основные на тот момент языки программирования, системно разбиралась в том, что теперь называется IT.

В общем, летали мы высоко, пока не приземлили. Больше подобных экспериментов в моем родном вузе в советское время не проводилось.

«Судьба играет человеком»

Со стороны может показаться, что меня в жизни что-то направляло. Я ведь изначально поступала в БГУ на химфак, набрала 14 баллов. И… ровно одного балла мне не хватило. Пошла забирать документы и думать, как жить дальше…

Но встретилась в приемной комиссии со знаменитым деканом факультета Федором Николаевичем Капуцким. На тот момент (в 1970 году) была распространена практика обмена студентами между республиками. Он, быстро вникнув в мою ситуацию, предложил обратиться в Министерство образования БССР, проконсультироваться на их уровне.

Пошли мы туда с мамой. И мне на выбор для дальнейшей учебы были тут же предложены вузы сугубо пищевого профиля: Киевский, Одесский, Московский. В итоге выбор пал на Москву — туда было удобнее и быстрее добираться. Да и столица нашей Родины — опять же.

Откровенно говоря, я рассматривала учебу в Москве как своеобразный тактический ход. Поучиться там год и перевестись обратно в Минск. Но после года жизни и учебы в Москве мысли о БГУ меня как-то покинули.

«А мне всегда чего-то не хватает»

Если смотреть со стороны, то мне сильно не везло, не хватало малости для полного счастья. Одна четверка в школьном аттестате лишила меня золотой медали. Как я уже говорила, не хватило балла для поступления на химфак БГУ. Потом не хватило чуть-чуть до красного диплома в вузе.

У меня всегда присутствовала работоспособность, знаниями не была обижена. Где-то не хватало настойчивости. Я занижала свою планку, чего-то боялась.

«Свобода. Равенство. Братство»

Несмотря на то, что учеба в Москве мне нравилась и, в общем, давалась, все могло для меня закончиться плачевно. Началось с того, что нашу группу с третьего курса направили на технологическую практику в Чехословакию.

А время было такое… Только пять лет как наши танки вошли в Прагу. И отношения СССР и ЧССР были специфическими.

А тут я, как староста группы, прошу руководство практики дать возможность в рамках культурной программы пребывания в Праге посетить не только музей Ленина, но и мемориальный зал великого композитора Сметаны, храм Святого Витта… При этом у нас тут же сложились отличные контакты с чешскими руководителями практики.

Мы жили в общежитии Пражского технологического университета. К нам стали заходить на огонек студенты из других стран. В частности, ребята из Варшавского университета устроили диспут на тему отсутствия свободы слова, действий и мысли в СССР. Эту мысль они особо старались донести почему-то до русских девушек. Я яростно дискутировала с этими вольнодумцами. Кто же знал, что такие разговоры в принципе могут быть опасны…

Итогом стал вопрос о сворачивании практики всей нашей группы. К счастью, нашлись умные люди, которые не позволили мне разочароваться в таких хрупких материях, как справедливость, разум и та же внутренняя свобода. Практику нам засчитали.

«Дороги, которые мы выбираем… и которые выбирают нас»

После окончания института я вернулась к месту, откуда изначально «направлялась на учебу» — в родной Минск.

Поскольку у меня было высшее образование по «пищевому профилю», я пришла в Министерство пищевой промышленности. И там мне дали направление на первую взрослую работу — в свой вычислительный центр. Из системы пищевой промышленности я потом больше никуда и не уходила, по большому счету. Да, был период работы в проектно-конструкторском бюро, но оно также занималось вопросами пищевых предприятий.

Отдельная история — служба в нашем Госагропроме.

В 1986 году была создана такая серьезная интеграционная структура. В нее вошли семь профильных министерств. Штаб-квартира Госагропрома находилась в том же здании на Кирова, 15, где сегодня работает наш Минсельхозпрод.  В 1989 году мне предложили должность специалиста в управлении ВЭД, где я проработала 30 лет своей жизни.

«Время и вехи»

Если сравнить, какая работа выполнялась на уровне нашего управления 20, тем более 30 лет назад и сейчас, то это будут небо и земля. Возвращаясь в эпоху 1980-х годов, нужно признать: Беларусь (тогдашняя БССР) осуществляла и тогда очень серьезные поставки продовольствия за пределы республики.

Говядины в общесоюзный фонд ежегодно шло порядка 200 тысяч тонн (сейчас, для сравнения, мы экспортируем около 160 тысяч тонн говядины в год), фиксировались большие объемы отгрузок белорусского картофеля, молочных продуктов и прочего.

Это было время, когда торжествовали плановая система, фонды, объемы и так далее. Не было необходимости заниматься маркетинговыми исследованиями, вопросами продаж… Однако после распада СССР вся эта система фондов рухнула и многое погребла под своими руинами.

Кстати, я в конце 1980-х торговлей не занималась. Моя внешнеэкономическая деятельность начиналась, как бы странно это ни звучало, с иностранных кредитов, инвестиций. В частности, по товарному кредиту с ГДР мы получили немецкое морозильное и холодильное оборудование для нужд промышленности.

«Мы все-таки мудреем год от года»

Я хочу подчеркнуть, что еще в 1990-е годы мы по большому счету не торговали продовольствием. Да, у нас покупали определенные объемы, но это, с большего, была езда по наезженной российской колее. Только в последние два года российский рынок для поставок начал понемногу для нас сокращаться, что определило другие правила торговой игры.

И еще. Раньше на этом участке преимущественно работали транснациональные корпорации. А сегодня многие отечественные предприятия сами занимаются продажами. В условиях конкуренции им приходится вкладываться в рекламу, развивать свои производства. Без участия серьезных торговых партнеров данные процессы были бы затруднены. И мы очень ценим таких профессионалов. Меня радует, что ваше издание про них последовательно пишет.

«И пораженье от успеха ты сам не сможешь отличить»

Относительные неудачи нашего внешнеэкономического блока связаны с общей конъюнктурой рынка. Они — на слуху. Это ограничение поставок на рынок России, финансовые потери из-за обвала российской рубля.

Продукция белорусских производителей востребована за пределами страны, но есть такое понятие, как конъюнктура рынка, никто не отменял проблемы отдельных предприятий. Как бы там ни было, им приходится искать новые направления для работы. И мне кажется, так работать интереснее. Это — новые знания, новые открытия, новые подходы и достижения.

«Труженики тыла»

В командировках за пределами страны в последние годы я бывала редко. У меня, объективно, — другие задачи. На нашего руководителя, Алексея Богданова, возложены масштабные вопросы общего руководства, организационные моменты, представительские функции — но кто-то ведь должен отвечать за тыл, быстро и качественно решать вопросы общего плана.

За время работы в министерстве мне приходилось заниматься решением самых разнообразных задач в сфере ВЭД. Это и иностранные инвестиции, и вопросы вступления в ВТО и так далее. Работы всегда было много, а вот нашу эффективность на уровне поставок в масштабе ЕАЭС, к примеру, сейчас оценивать сложно.

«Сфера прямого влияния»

На меня, как на специалиста, за эти 30 без малого лет прямо и косвенно влияли руководители нашего министерства. Все они — достойные люди, с которыми было интересно работать.

Но говоря объективно, наиболее активная работа на нашем направлении торговли за пределами Беларуси наблюдается при Леониде Константиновиче Зайце. Во-первых, он пришел на пост министра, когда менялись время и подходы к работе на внешних рынках. Во-вторых, он оказался деятелен, энергичен, последователен, а потому — востребован этим временем.

«Но я ни о чем не жалею»

Не могу представить, чтобы моя жизнь сложилась как-то по другому… Не жалею, что не прошла на химфак БГУ, хотя и была весьма близка к этому событию. Мне посчастливилось пообщаться с огромным количеством интереснейших людей. Жизнь была активная, но сейчас у меня наступает другой этап. Где-то я сожалею, что это время для меня наступило, однако… Не нужно полагать, что без тебя все непременно развалится. Будет просто все несколько по-другому. Разве это трагедия?

В таких условиях, когда приходится уступать дорогу молодым, человеку бывает важно решить, как и ради чего жить дальше. Хотя в моем случае все не так и сложно.

У меня семья, уже пятеро внуков. В ближайшее время ждем шестого. И это ведь очень трудно — быть бабушкой в чистом виде; так сказать, освобожденной, если использовать наш стиль. За все годы своей работы я хоть и старалась проводить с ними максимум времени в период отпуска, но сейчас — другая история.

Где-то это будет для меня даже труднее, чем на работе в Минсельхозпроде. Там ты имеешь дело со взрослыми людьми, с которыми проще найти общий язык. А с малышами — это уже совсем другое.

«Рецепт простого счастья»

Никогда не ставила перед собой каких-то невыполнимых задач. Ни о чем жалеть не приходится. И по большому счету, я — счастливый человек, на 100 %. Допустим, в нашей среде к специалистам предъявляются высочайшие требования и профессионального уровня, и морального, и этического. Но мне в ней всегда было комфортно. Жизнь проходила так: я приходила на работу с настроением и уходила с нее… с ним же.

Источник: Produkt.by

Читайте также
За первый месяц лета произошло много событий, к которым в большой степени имел отношение Минсельхозпрод. Мы напомним...
На круглом столе в Институте мясо-молочной промышленности состоялось обсуждение вопросов детского питания с участием...
Вот так, творчески развив крылатую фразу из признанного киношедевра «Белое солнце пустыни», сегодня строят свою работу...
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-704
+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
+375 (29) 33 55 100
produkt.by@tut.by