Вы здесь

«Ситуация непростая, но… решаемая»

Артем БЕЛОВ
Исполнительный директор российского Национального союза производителей молока («СОЮЗМОЛОКО»)

Накануне проведения крупного международного экспортного молочного форума в Минске «Продукт. BY» взял интервью у одного из VIP-участников данного мероприятия — исполнительного директора российского Национального союза производителей молока («СОЮЗМОЛОКО») Артема БЕЛОВА.

Три тренда, три тренда...

— Артем, говоря метафорически, на носу у нас — сезон большого молока. Какие основные тенденции, на ваш взгляд, будут ему сопутствовать в России, Беларуси (Европе, мире)?

— Для начала я хотел бы обозначить несколько ключевых трендов, характеризующих текущую ситуацию. Первый тренд носит глобальный характер. На мировом рынке упали цены на молоко и биржевые молочные товары. Скажу больше. Цены в 2015 году на то же сухое молоко были минимальными за последние четверть века. Естественно, тем самым оказывалось серьезное влияние на политику ценообразования: для стран Таможенного союза — Беларуси и России — в первую очередь.

Достаточно новое явление, влияющее сегодня на молочный рынок — это активизация стран Латинской Америки. Например, мы четко видим: поставки на российский рынок того же уругвайского сухого молока существенно выросли.

— С чем это связано?

— Если предметно говорить про Уругвай, то там была существенно девальвирована национальная валюта. И сухое молоко по цене стало чрезвычайно конкурентоспособным товаром, даже с учетом низких мировыч цен. Пока эти поставки составляют несколько тысяч тонн в месяц. Но, как говорится, лиха беда начало. Объемы уругвайского молочного импорта за последние полгода уже увеличились на 80 %.

Еще один тренд, характерный уже для России, — сокращение спроса на молоко и молочную продукцию. Темпы снижения потребления в российских регионах разные, но в целом тенденция прослеживается достаточно четко.

— Судя по всему, есть и третий тренд?

— Да, и он логически следует из второго. Впервые за долгие годы на внутреннем российском рынке не наблюдается дефицита молока. Спрос и предложение оказались сбалансированы. Более того, в ряде регионов мы наблюдаем профицит молока в результате увеличения производства. Темпы прироста достигают 5 %. Это достаточно существенный объем. Данная ситуация, естественно, давит на цены. И вот на фоне глобальных трендов, о которых я говорил, мы и вступаем в сезон большого молока — период, когда и в России, и в Беларуси существенно возрастают объемы производства этого продукта.

— В итоге мы получаем перспективу еще большего давления на цены «по молоку»?

— Именно так. И перспектив для того, чтобы это давление снизилось, пока не наблюдается. Хотя можно говорить и о том, что цены достигли определенного предела. За последние два года в РФ серьезно выросла себестоимость производства и переработки молока — до 40 %. Так что вернуться к уровню цен 2012-го или 2013-го — мало реально. В то же время уровень цен прошлого года не позволяет производителям получать необходимый уровень доходности, обеспечивать безубыточность производства.

— То есть давление на цену есть, а снижение стоимости молока на рынке в России практически невозможно?

— Да. И следствием этой тенденции станет усиление конкуренции как на нашем внутреннем рынке, так и на рынке стран Таможенного союза — причем и для зарубежных, и для российских, и белорусских производителей.

Молочные задачи, балансы и финансы

— Что в данной ситуации потребуется переработчикам и производителям в России и Беларуси сделать в первую очередь, чтобы пережить этот сезон максимально комфортно?

— Есть несколько ключевых задач. Первая, актуальная как для российских, так и для белорусских производителей и переработчиков, заключается в поддержании доходности. Важно вспомнить, что у нас имеется единый рынок Таможенного союза, есть общие задачи, нацеленные на развитие собственного производства. Речь идет, повторюсь, о поддержании оптимальной доходной части, приемлемой как для российских, так и для белорусских производителей. И если вынести за скобки такие глобальные вещи, как формирование единой аграрной политики, то одним из ключевых факторов становится использование балансов спроса и предложения, балансов поставок основных видов продукции (в том числе и молока) — в качестве реального инструмента. Инструмента, способного повлиять на цены в России и Беларуси.

— Балансы поставок сельхозпродукции в конце марта были как раз отработаны и успешно приняты на уровне глав Минсельхоза (Россия) и Минсельхозпрода (Беларусь).

— Да, были. Но нам сейчас важна не только и не столько фиксация цифр. Нужно, чтобы они выполнялись. Кроме того, с точки зрения объ-емов поставок следует учитывать сезонность производства молока. Понятно, что Беларусь является существенным игроком на молочном рынке России. Но для поддержания доходности российских участников рынка чрезвычайно важно, чтобы поставки из Беларуси осуществлялись в те периоды, когда молока нам реально не хватает — прежде всего, в зимние месяцы. И было бы правильно эти объемы минимизировать в сезон большого молока. Особенно с учетом тех трендов, о которых я достаточно подробно рассказал.

— Артем, говоря о задачах белорусских и российских производителей и переработчиков молока, мы остановились на поддержании доходности их деятельности… Какие еще первоочередные направления работы, актуальные для производителей и переработчиков как в России, так и в Беларуси, вы бы могли отметить?

— Вторая задача, которую нужно решать сейчас, — пожалуй, проработка механизма, позволяющего выстроить защитные барьеры на границах стран ТС. Возьмем упомянутые поставки сухого молока из Уругвая. Расчеты показывают, что стоимость сухого молока из этой страны с учетом доставки и в пересчете на молоко в России составляет не более 15 рублей. Что это, если не демпинг? Можно лишь представлять, какую угрозу составят для нашего рынка подобные поставки завтра.

Мне кажется, разработка защитных механизмов от демпинговых поставок (кстати, чрезвычайно низкие цены на молочное сырье наблюдается на рынке ряда стран ЕС, Новой Зеландии, Ирландии) способна позитивно повлиять на доходность наших производителей и переработчиков. Назовем эту меру защитой внешнего контура Таможенного союза. И, конечно, еще одна важная задача, о которой нужно сказать. Она заключается в обеспечении, стимулировании платежеспособного спроса на молоко. Повторюсь. Я не знаю предметно, как обстоит по данному вопросу ситуация в Беларуси. Но для России весьма актуальным становится комплекс мер, способный поддержать устойчивость потребления молока со стороны социально незащищенных слоев населения. Программы внутренней продовольственной помощи активно используются во всем мире, здесь мы совершенно не открываем никакой Америки.

Узаконенные интервенции и острые проблемы с фальсификатом

— В этом году Минсельхоз разработал такой механизм воздействия на рынок, как проведение интервенции на рынке сухого молока. Как вы прокомментируете данную меру?

— Эти стратегии будут задействованы, прежде всего, в регионах, где наблюдаются высокая сезонность молочного производства и высокая волатильность цены в зависимости от сезона. Задача данного проекта — опять-таки повлиять на поддержание доходности производителей и переработчиков. «СОЮЗМОЛОКО» принимало активное участие в разработке данной кампании. Планируем, уже в июне будут осуществлены практические меры в этом направлении. Кстати, необходимо с учетом партнерских отношений с белорусскими коллегами отработать все так, чтобы мы не оказались в противофазе на данном участке.

— В каком смысле?

— Прежде всего, не хотелось бы такого развития сценария: Россия будет убирать излишки сухого молока с рынка, а белорусская сторона или какие-то иные участники ТС их начнут «заботливо» восполнять.

— Артем, а есть ли у вас свои предложения по борьбе с пресловутым фальсификатом на постсоветском пространстве, которые могут быть реализованы максимально эффективно и быстро? Кстати, в ходе недавней прямой линии Владимиру Путину задавали вопрос на эту тему, и он сказал в частности: пальмовое масло в молочных продуктах не так уж вредно.

— Знаете, прежде всего, он достаточно жестко и четко обозначил проблему некорректной маркировки молочной продукции. Ключевая проблема — введение потребителя в заблуждение. И вот эту проблему Путин как раз четко заострил: потребитель не должен приобретать сырный продукт под видом сыра, он не должен приобретать спред под видом масла. Президент не сказал об этом, но в какой-то степени подразумевалось: действенным способом борьбы с недобросовестным поведением производителей должно стать серьезное увеличение штрафных санкций. Они обязаны составлять не несколько десятков тысяч рублей как сейчас — речь идет про сотни тысяч рублей, миллионы. Штраф должен стать серьезным запретительным механизмом на ведение такой недобросовестной деятельности, стимулом для отказа производить фальсифицированный продукции. Полагаю, до 90 % проблем на этом участке будет снято, если мы кратно увеличим штрафы за продажу под видом молочных продуктов — молокосодержащих.

— На февральской выставке «ПРОДЭКСПО» в рамках круглого стола, как раз посвященного проблемам молочного фальсификата, депутат Госдумы, генерал-майор юстиции Татьяна Москалькова говорила о необходимости инициирования уголовных дел в отношении производителей фальсификата, посадок и т. д. Есть ли перспектива у данного направления, особенно с учетом того, что Москалькова только что получила новый статус — уполномоченной по правам человека в РФ?

— Полагаю, это все же разные сферы — политика и производственный бизнес. У нас еще далеко не исчерпаны все возможности экономического влияния на ситуацию. Да, если поймем, что финансовые механизмы не способны изменить ситуацию, тогда, наверно, можно будет переходить к более жестким мерам. И все же, в моем понимании, сейчас удара рублем по недобросовестным производителям будет достаточно. Более того, действенность применения экономических механизмов в части борьбы с фальсификатом, реализации просроченных продуктов и т. д. подтверждает мировая практика. Жесткие штрафы, сопоставимые с выручкой предприятия за большой временной промежуток, — и проблемные производители в массе своей очень быстро приходят в чувство.

Экспорт-импорт. В чем правда и сила?..

— Доля белорусской «молочки» в общем объеме российского молочного импорта в этом году официально составит 55 %. На ваш взгляд, это много, мало или здесь должны присутствовать какие-то иные оценочные категории?

— Знаете, такого рода оценки, как и прогнозы, — дело неблагодарное, сложное и второстепенное. Нужно понимать одно. Беларусь на ближайшие годы остается ключевым партнером на российском молочном рынке. Сомнений тут нет, и мы с этим посылом согласны. Порядок цифр может быть еще уточнен, но стратегия определена и неизменна. Мне кажется, сегодня особую актуальность приобретает вопрос о механизмах практической реализации общей аграрной политики России и Беларуси. Важно, чтобы мы были в одинаковых условиях и могли нормально конкурировать друг с другом.

— А стоит ли конкурировать с учетом партнерских отношений двух наших стран?

— Я имею в виду конкуренцию на уровне бизнеса. Условия — да, должны быть едиными, тут о конкуренции говорить неуместно. Но в сфере бизнеса конкуренция неизбежна и естественна. Есть крупные производители как в РФ, так и в РБ. И они будут конкурировать за право встать на полку. Речь — об этом.

— Артем, насколько, на ваш взгляд, обоснована экспортная политика Минсельхозпрода, сделавшего ставку на диверсификацию того же молочного экспорта, то бишь (назовем вещи своими именами) на последовательное изменение объемов поставок в РФ? Реальна ли, на ваш взгляд, внешнеторговая стратегия Беларуси, которую можно для краткости и простоты обозначить такой формулой: 30 % (ЕС) — 30 % (ЕАЭС) — 30 % (остальные страны мира)? Насколько такая стратегия вам близка, если вопрос, конечно, корректен?

— Скажем так. Стратегия и логика мне абсолютно понятны. Их можно образно описать с помощью простонародной мудрости: не стоит складывать яйца в одну корзину. С другой стороны, мы же понимаем: из тех молочных объемов, которые Беларусь поставляет на экспорт, подавляющая часть приходится на Россию. Что касается диверсификации поставок, то при наличии у нас единого таможенного пространства, внедрения единых ветеринарных, фитосанитарных правил, мне кажется, подход выглядит совершенно правильно.

— Но до 2020 года Россия планирует полностью обеспечить себя молоком. Соответственно уже через четыре-пять лет белорусский экспорт в Россию будет сведен к нулю. В общем, яйца окажутся совсем уж в разных корзинках. Таких ли перемен ждете вы как руководитель крупного профессионального объединения?

— Что касается самообеспечения Российской Федерации молоком до 2020 года, — это, скорее, декларация, учитывая инертность сельского хозяйства в целом и молочной отрасли в частности. Набрать динамику, позволяющую обеспечить основные показатели доктрины продовольственной безопасности, будет достаточно сложно. Я уверен: спрос на молоко у нас дальше падать не будет. А значит, чисто математически задачу по полному обеспечению страны мы не решим. Нам придется слишком масштабно прирасти в молочном производстве до 2020 года, чтобы закрыть вопрос. Не думаю, что это — реально.

Я бы хотел подчеркнуть другой момент. В результате ослабления российского рубля сельское хозяйство является одной из выигравших отраслей. Это выражается, например, в том, что ряд молочных позиций стали более конкурентоспособными на глобальном рынке. Да, внутри страны спрос может корректировался в сторону понижения, но… Решив определенные локальные задачи, связанные со стоимостью инвестиционных ресурсов, оптимизацией издержек и прочее, в течение четырех-пяти лет российская молочная промышленность может выйти на принципиально иной уровень развития и открыть новые экспортные возможности.

— Я правильно понимаю? Россия за счет ослабления своего рубля получит возможность отправлять свою молочную продукцию на экспорт, а освободившиеся ниши сможет занимать молоко из Беларуси?

— Определенная логика в ваших словах есть. Но, скорее, стоит говорить так. Ряд российских производителей сможет больше внимания уделять экспортным поставкам в связи с объективными экономическими причинами. Но это не означает, что мы поставим свои дешевые молочные продукты за пределы страны и заместим их дешевыми белорусскими товарами. Логика — иная. Если кратко… Мы всегда конкурировали с белорусскими производителями, и вряд ли ситуация на данном направлении принципиально изменится.

— И последний вопрос, Артем. Скажите несколько предваряющих слов по поводу вашего выступления на экспортном молочном форуме… И, кстати, чего вы от него ждете в первую очередь?

— На форуме я буду говорить о ситуации на молочном рынке РФ и рынке Таможенного союза в целом. А также о тех возможностях, которые открываются перед нашими странами в формате единого подхода к поставкам с территории стран ТС. А чего жду от форума? Прежде всего — открытой, конструктивной дискуссии. Насколько мне известно, на нем будет присутствовать много как российских, так и белорусских производителей и переработчиков молока. Надеюсь, нам удастся предметно поговорить и подумать над тем, что сделать для того, чтобы производители наших стран были максимально удовлетворены развитием ситуации не только сегодня, но и завтра. Следует выстраивать взаимоотношения таким образом, чтобы уровень доходности был приемлем для всех сторон. Это — основа для развития любого бизнеса. Надеюсь именно на такой диалог, с серьезными практическими перспективами.

Читайте также
Если раньше на импортозамещении делался акцент только в экономической плоскости, то теперь это еще и вопрос...
Ситуация на рынке мясоколбасной продукции обещает ее игрокам совсем непростую жизнь. Как сообщает Advertology.ru,...
Общее благосостояние в регионе и зарплата маркетолога может сильно различаться. Сравнение зарплат маркетологов-...
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-704
+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
+375 (29) 33 55 100
produkt.by@tut.by