Вы здесь

Электроника—автозапчасти—мёд. Что общего?

Жизнь и судьба Тамары СЕРИКОВОЙ в какой-то степени приобретают символический, показательный, философский и одновременно практический смысл — для страны, для народа, для отдельного человека, оказавшегося в водовороте перемен, случившихся с нами за последние десятилетия

У нее за плечами два высших образования — физический факультет БГУ, инженерно-педагогический факультет БПИ (ныне — БНТУ).

В конце 1960‑х годов юная Тамара начала работать на столичном «Интеграле». А уже в конце 1970‑х перешла в конструкторское бюро точного электронного машиностроения (сокращенно — КБТЭМ, ныне широко известное в качестве «ПЛАНАР»). Во времена СССР оба эти предприятия были флагманами общесоюзной, а в целом — европейской электронной промышленности.

Трагедия отечественной электроники

Системы контроля качества, управления качеством, целевые системы управления производством… Эти понятия сегодня стали для нас обыденностью, придя в жизнь ведущих отечественных производителей в качестве стандартов ISO, HACCP и т. д.

Тамара Степановна уверена, что если бы планы по разработке и внедрению данных управленческих систем тогда, без малого 30 лет назад, были реализованы на базе КБТЭМ до конца (а были все основания на это рассчитывать), наша электронная промышленность могла выйти на первые места в мире.

Однако вместо этого в начале 1990‑х, с распадом союзных связей, отлаженная система рухнула. И высококвалифицированные, во многом уникальные специалисты оказались предоставлены самим себе.

Доходило до того, что люди, обладавшие мировым уровнем знаний и практических навыков, оказывались на должности уборщиц, разнорабочих и проч. Тамаре Сериковой, к примеру, центр занятости, как временно безработной, предлагал «завидную должность» кухонной рабочей в офицерской столовой.

Живите, как хотите

Отказавшись от такого «уникального предложения», Тамара Серикова нашла работу на зарождавшемся в начале 1990‑х частном рынке в Малиновке — быстро, профессионально и по определению системно выучилась торговле автозапчастями. Можно сказать, с головой окунулась в зарождающееся предпринимательство (хотя была наемным работником) и обеспечила активное развитие торговой сети, принадлежавшей бизнесменам из Ливана.

Конечно, в Минске в начале и середине 1990‑х было отнюдь не как в Питере. Не так много денег, крови, трагедий и драм. Хотя были и свои бандиты, и разборки, и беспредел.

Как бы там ни было, в Малиновке случился элементарный передел рынка, работать в этой сфере стало опасно. А квалифицированному специалисту в сфере электроники, с навыками торговли автомобильными запчастями нужно было опять что-то срочно менять в жизни. Из многих видов деятельности, которые ей были близки, она выбрала путь, связанный с развитием личного подсобного хозяйства на селе.

Так на месте бывшей деревенской свалки — напротив родительского дома, в деревне Дуброва Смолевичского района — постепенно появились питомник лекарственных, декоративных и плодово-ягодных растений (тут был выведен и запущен в серию оригинальный сорт клубники «Тамара»), а позже — пасека.

О пчелах и не только

Так уж совпало, но… Когда Тамара Степановна решала проблемы, связанные с развитием подсобного хозяйства, скоропостижно скончался ее отец, практически всю жизнь занимавшийся пчеловодством. И после его смерти она была просто вынуждена заняться пчелами.

Ульи поначалу делала свои — из подручных материалов. Самостоятельно приспособила старый школьный верстак, приобрела самодельный деревообрабатывающий станок и… начала оборудовать свою пасеку.

Если без излишних сантиментов, то через шесть лет этой работы в сфере пчеловодства Тамара Степановна приобрела серьезный авторитет в тесном мире отечественных пасечников.

Девиз настоящего пчеловода: «Сделай так, чтобы лучше было уже невозможно»

Дошло до того, что в начале 2000‑х годов она получила приглашение возглавить отдел сервисного обслуживания пасек на научно-производственном РУП «Белпчелопром». В Интернете по его поводу сегодня имеется краткая, исчерпывающая информация: «…Ликвидирован 20.01.2013. Причина: признание задолженности коммерческой организации безнадежным долгом…»

История с «Белпчелопромом»

Она пришла в «Белпчелопром», когда тот практически бездействовал. Организационная структура и хозяйственные связи были разрушены. Материальное обеспечение входящих в его структуру предприятий, сбыт продукции — стремились к нулю. В результате тот же завод в Негорелом, еще недавно выпускавший одних лишь многокорпусных ульев 12 тысяч в год, банально «стоял».

«Нам приходилось все начинать фактически с нуля, преодолевая серьезную инерцию на местах, — вспоминает с горечью Тамара Степановна. — Мы хотели внедрить принципиально новые для отечественного пчеловодства того времени технологии. В частности, в Барановичском пчелопитомнике обнаружили оборудование завода по переработке продуктов пчеловодства: имелась неплохая установка для консервации продуктов пчеловодства методом сублимации.

Возник также интересный сопутствующий проект со специалистами сада лекарственных растений Минской овощной фабрики. Плюс в совхозе «Михановичи» планировали сформировать племенное хозяйство — в сфере пчеловодства, разумеется. В планах было получение высокорентабельной целебной продукции».

Но сублимационную установку за спиной у энтузиастов этого проекта вышестоящие руководители отдали частной структуре. И дальнейшее развитие проекта потеряло всякий смысл.

В итоге Тамара Степановна вернулась к своему частному подсобному хозяйству. А что стало с «Белпчелопромом» в 2013 году — сказано выше.

Когда мы будем есть свою гречневую кашу?

Вот еще кардинальный вопрос, который волнует Тамару Серикову. Едим-то ведь в основном импортную гречку, несмотря на свой собственный потенциал.

«Чтобы этот потенциал был реализован, пчеловодство должно стать востребованным элементом в нашем сельхозпроизводстве, — уверена она. — Ведь до 70 % урожайности гречихи зависит от качественного пчелоопыления.

Велосипед изобретать не нужно, здесь все давно известно. Две пчелиные семьи на гектар гречихи позволят кардинально увеличить урожай семян. К примеру, в окрестностях нашей деревни как раз гречиху и сеют. И одна тысяча грамотно распределенных семей тут весьма пригодилась бы. Но пока на первое место в этом процессе борьбы за свою гречневую кашу выходит… химия».

Даешь химизацию… А какой эффект?

В этом сезоне только в окрестностях Дубровы проведено семь химических обработок посевов. От сорной травы, насекомых и проч.

«Гречка цвела, но ее обрабатывали дополнительно, — констатирует дубровский пчеловод. — В итоге мои пчелы после таких обработок переставали ориентироваться на местности. В чужие ульи их не пускали, и они массово гибли».

Вообще, современная технология производства гречихи на полях в районе Дубровы (возвращаясь к вопросу о том, когда белорусы будут есть свою гречневую кашу) не выдерживает никакой критики, по словам нашей собеседницы.

«Землю поверхностно обработали перед посевом, без вспашки, — пожимает плечами она. — В итоге в рост раньше гречихи пошла сорная трава. С нею сражались с помощью химии… И так без конца.

При этом порядка 100 гектаров в окрестностях нашей деревни и вовсе заросли сорняками. Но это в моем случае даже к лучшему. Растение-переселенец канадский золотарник вытесняет все и дает возможность моим пчелам не травиться лишний раз».

По мнению этого человека, видящего ситуацию изнутри, тотальная химизация в сфере растениеводства начала приносить комплексный вред. И здесь как никогда нужен разумный предел. «Вот жучок выедает часть семечки — допустим, — констатирует Тамара Серикова. — По нему бьют сильным оружием длительного действия.

Однако эта «бомба» попутно убивает массу полезных насекомых-опылителей, негативно действуя и на человека. Я уверена, можно и нужно пренебречь тем вредом, который может нанести посадкам гречихи жучок. Ведь находящиеся в нормальных условиях пчелы позволят достичь гораздо большего эффекта урожайности. Но в настоящее время химобработки никто не ограничивает, скорее наоборот. Скажу больше. Никто в мире не обрабатывает цветущие посевы. Это какой-то наш, уникальный отечественный опыт».

Вопрос стандартов и натуральности меда — открытый и мутный одновременно

К сожалению, по нашему стандарту качество и натуральность меда сегодня не определишь. Это — факт. ГОСТы разрабатывались в советские времена — с учетом того, что мы имеем дело с натуральным продуктом.

Проблема в том, что еще в 2004 году в России была разработана технология товарной подработки меда. Суть ее сводится к тому, что излишнюю влагу из незрелого продукта убирают с помощью выпаривания, то есть банального нагревания. У такого меда не будет портящей внешний вид кристаллизации, он не забродит. Формально ГОСТу он соответствует. Есть еще обработка ультразвуком — «еще того лучше».

Однако нужно учесть один «маленький» нюанс. Мед — живой продукт. А вот что с ним происходит после таких обработок, которые вроде как вполне законно осуществляют производители фасованной продукции, — до конца непонятно. Во всяком случае, называть его натуральным продуктом — уже не слишком правильно.

В то же время торговля массово предлагает нашим потребителям красивый, хотя и прошедший переработку, стерилизованный продукт в мелкой удобной фасовке — под маркой «натурального дара природы». «Таким он, увы, считаться не может», — подчеркивает героиня нашего репортажа.

Проблемы частника

В отечественном пчеловодстве хватает системных проблем. Мы их постарались коснуться выше. При этом у каждого пчеловода есть свои частные «трабблы».

У Тамары Сериковой, к примеру, возникли неразрешимые проблемы при попытках реализовать свою продукцию розничным торговым предприятиям Минска, а также на один из столичных хлебозаводов, занятый производством медовых пряников.

Любой частник-пасечник в нашей стране непременно сталкивается с проблемами приобретения банок и крышек мелким оптом для своей продукции. Плюс сегодня меняются требования к предоставлению документов (таможенная декларация, ветеринарный сертификат, штрихкод), что ставит частных производителей нефасованного в промышленных условиях меда в Беларуси даже не на грань выживания, а уже — за гранью.

Как бы там ни было, сама Тамара Серикова не позволяет себе обижаться на судьбу, людей, обстоятельства. Она давно живет и работает по принципу: «Сделай так, чтобы лучше было уже невозможно».

Наверное, благодаря таким натурам Беларусь любят, ценят и уважают многие в мире, а Владимир Короткевич имел право поэтично назвать ее «Зямля пад белымi крыламi».

Источник: Produkt.by

Читайте также
На круглом столе в Институте мясо-молочной промышленности состоялось обсуждение вопросов детского питания с участием...
Несмотря на то, что с каждым годом количество поклонников орторексии (психоза здорового питания) и вегетарианцев...
Правовая база технического нормирования и стандартизации в Беларуси В настоящее время в Беларуси действует Закон «О...
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-704
+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
+375 (29) 33 55 100
produkt.by@tut.by