Вы здесь

«Беларусь остается ключевым импортером для российского рынка»

Артем БЕЛОВ
исполнительный директор Национального союза производителей молока «СОЮЗМОЛОКО»

Журнал «Продукт.BY» предлагает актуальное интервью с исполнительным директором Национального союза производителей молока «СОЮЗМОЛОКО» Артемом БЕЛОВЫМ.

Мы постарались затронуть наиболее любопытные тенденции на молочном рынке, проявившиеся на стыке августа-сентября.

— Артем, начну в чем-то, может, и с провокационного, но чрезвычайно важного для общего понимания вопроса. Итак. С одной стороны, в последние месяцы в России зафиксирован серьезный рост цен на сырое и сухое молоко, на твердые сыры, на сливочное масло и прочее. В то же время в конце августа вновь обострился интерес Россельхознадзора к белорусским молокоперерабатывающим предприятиям. Последние поставляют свою продукцию в Россию зачастую по более низкой цене, чем российские коллеги, и тем самым составляют им серьезнейшую конкуренцию. Не означает ли позиция российских контролирующих органов банального лоббирования интересов своих производителей, разумеется, под красивой маркой борьбы за качество и безопасность?

— Я не вижу в этой ситуации противоречий. Другое дело, что вы в одном вопросе смешали очень много разных тем. Рынок сырьевой и рынок готовых молочных продуктов, ориентированных на конечного потребителя и на b2b-сегмент, — это все же две большие или четыре маленькие разницы, как говорят в Одессе. Ну а наши взаимоотношения с Беларусью на молочном участке — и вовсе отдельная тема, требующая детального рассмотрения.

— И тем не менее давайте попробуем хотя бы в нескольких фразах определить суть вопроса и проблемы.

— На самом деле, это не так просто сделать, как вам может показаться. Если брать за основу сырьевую составляющую, то цена сейчас действительно подрастает. Она выше, чем была в прошлом году. Это, в том числе, и следствие того, что мы в этом году планировали провести интервенции, но… Несмотря на то, что они проведены не были, определенный ценовой сигнал, данный рынку, привел к тому, что летом цена держалась на достаточно высоком уровне. А в конце августа и начале сентября мы вступили в режим большого молока. Этот период исторически характеризуется повышением цен. Есть определенные колебания и на данный момент. В целом же цена на рынке, бе-зусловно, выше, чем в прошлом году.

— А можно чуть подробнее…

— Если говорить о готовой продукции, ориентированной на сегмент b2c, то на протяжении последних лет рост цен на нее составлял несколько процентов, примерно на уровне инфляции. Не стал исключением и этот год.

С другой стороны, появился важный дополнительный фактор. Последние пару лет цена росла чуть быстрее, чем обычно. По некоторым позициям рост достигал 20 %. В итоге потребление и производство оказались в России, что называется, на пределе. Этот фактор в ближайшее время может потенциально повлиять на ценовую корректировку, чтобы обеспечить платежеспособный спрос.

Что касается сегмента b2c (сливочное масло, сухое молоко), то нужно, прежде всего, сказать, что это, в принципе, отдельный сегмент, живущий по своим законам.

— То есть?

— К примеру, сейчас сложилась такая ситуация, при которой цена на сливочное масло резко растет. Мы проводили исследование, и, согласно ему, у некоторых отечественных поставщиков цены на данную товарную позицию в ряде регионов выросли на 75 %. Сегодня контрактные цены в России на сливочное масло достигают 340 рублей. Цена достаточно высока. Но здесь имеются причины внутреннего характера — закупка в государственные органы, резервы и прочее. Все это — факторы, способствующие разгону цен. В то же время есть определенный дефицит данного продукта.

— Тогда тем более странно выглядит борьба с белорусскими поставщиками, готовыми снять вопрос дефицита того же сливочного масла. В любом случае, ужесточение мер со стороны Россельхознадзора выглядит как минимум нелогично.

— Да нет тут ничего нелогичного. Вопросы безопасности и качества импортной продукции и состояние внутреннего рынка — это, в принципе, параллельные задачи. Если посмотрим на цифры, то увидим: за последние два года объем поставок молочной продукции из Беларуси в Россию вырос в полтора раза. По нашим оценкам, в 2014-м фиксировался объем поставок из Беларуси на уровне 4 миллионов тонн в пересчете на молоко, а сейчас это уже 6 миллионов тонн. Наверное, картина обусловлена и тем, что в Беларуси выросли объемы производства и переработки молока.

Логично, что госорганами Российской Федерации в условиях действующего эмбарго усиливаются меры контроля за качеством и безопасностью поставляемой продукции. Проверки усиливаются, Россельхознадзор реально и объективно реагирует на все вызовы времени. Хочу подчеркнуть: проверки проводятся на постоянной основе, регулярно.

Да, часть белорусских предприятий закрывают для поставок, они выполняют предписанные требования и снова открываются. Нет ничего сверхъестественного и вызывающего в этом процессе. Тем более наши рынки связаны и взаимозависимы. Напомню общеизвестный факт. Беларусь сейчас является ключевым импортером на рынке Российской Федерации, занимая 90 % общего объема молочного импорта. Из 7 миллионов тонн молочной продукции, поступающей на наш рынок, 6 миллионов тонн (в пересчете на молоко) — из Беларуси.

— В конце августа ваш коллега, председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко заявил на пресс-конференции в Уфе, что около трети объема официально производимого молока в России является «виртуальным». Означает ли это, что потенциальный Гоголь может браться за создание эпопеи «Мертвые коровьи души»?

— Я понимаю вашу иронию. Но если объективно оценивать ситуацию с валовым производством молока, то ничего сверхъ-естественного не происходит. Сейчас статистически в России производится 30 миллионов тонн молока, а на долю товарного молока приходится не более 20–21 миллиона тонн. Просто журналисты ухватились за красивую метафору Андрея — «Одна треть молока в России — бумажные надои» — и растиражировали ее. Яркое, образное, эмоциональное выражение в чем-то заслонило реальную картину. А если говорить объективно, то для госорганов, отраслевых союзов, да и участников рынка эти цифры не стали каким-то откровением и потрясением. Все их прекрасно представляют. Если говорить о товарном молоке, то Министерство сельского хозяйство с нами согласно. Порядка 10 миллионов тонн молока в России нетоварное, поскольку производится и потребляется в личных подсобных хозяйствах.

— В начале сентября в СМИ появилась неофициальная информация о возможной скорой отставке министра сельского хозяйства России. С чем это связано?

— Вы знаете, за то довольно продолжительное время, в течение которого я связан с сельским хозяйством, примерно раз в квартал возникают слухи об отставке министра. Сейчас — это Ткачев, до Ткачева — Федоров и т. д. Предметно тут даже нечего обсуждать. Тем более в России 2016 год выборный. В канун выборов в Госдуму ходит огромное количество слухов о новом составе кабинета правительства. Не думаю, что сейчас кто-то готов представить объективную картину. А спекуляции на эту тему — они были и будут.

— Давайте теперь расширим границы обсуждения. Появилась информация, что из-за всевозможных факторов в ЕС и Америке начали вырезать молочный скот. Поднялась волна протестов против складывающейся ситуации на рынке. К примеру, фермеры Эстонии выставили около здания парламента десять тысяч бутылок молока. Что подобная напряженность может означать для рынка?

— Имеется достаточно интересная тенденция. С одной стороны, в Европе повышены объемы производства за счет снижения квот. Увеличились также объемы производства в южном полушарии, в той же Новой Зеландии. Попутно оказался сокращен объем импорта в Российскую Федерацию, при том что наша страна традиционно была одним из крупнейших мировых импортеров молока. С введением санкций резко сократились объемы потребления, определенный объем молока остался на мировом рынке. В то же время проявился тренд на уменьшение потребления молока в Китае. Закупки там пусть незначительно, но уменьшились. Данный тренд также отразился на чувствительном глобальном рынке. В итоге мировые цены серьезно упали. Скажем, в прошлом году цена на сухое молоко находилась на уроне 25-летнего минимума.

В результате произошло разбалансирование между спросом и предложением. По моим впечатлениям, сейчас эта ситуация исправляется. Восстановился спрос в Китае. Некоторым образом сократились объемы производства в ЕС. В ближайшей перспективе, думается, спрос и предложение окажутся в разумном равновесии, они будут сбалансированы. Первые шаги уже зафиксированы. Скажем, по итогам последних сессий «Глобал Дэйри Трейд» в Новой Зеландии росли индексы и на СОМ, и на СЦМ, и на масло, и на сыры. Данный тренд сигнализирует об активности в секторе в целом и о том, что ситуация войдет в привычное русло.

— Несколько недель назад возникла странная тема с российским мороженым для Китая. Владимир Путин перед началом саммита «большой двадцатки» подарил председателю КНР Си Цзиньпину коробку российского мороженого. При этом китайский лидер отметил, что в России мороженое особенно вкусное, и он при каждой поездке в РФ просит, чтобы ему покупали этот продукт. А буквально через несколько дней российский экспортный центр заявил о рассмотрении возможности для поставок мороженого в КНР через профильную торговую площадку. Это — реальность или красивый сусальный сюжет, эдакая маниловщина?

— Скажем так. В этом случае пока сложно говорить о каком-то устойчивом тренде. Но нужно понимать, что Россия экспортирует своей продукции пусть и не как Беларусь, конечно, но все же на 300 миллионов долларов молочной продукции из России вывозится. Понятно, что 90 % поставляется в страны СНГ. Тем не мене 10 % успешно направляется в ЕС, США и КНР. Да, объемы поставок в Китай пока не слишком большие. Но мы планируем, что до конца года объем экспорта в эту страну составит 15 миллионов долларов, то есть вырастет в три раза по сравнению с прошлым годом. Причем основной позицией здесь может стать как раз мороженое.

Возможно, записные скептики расценят эти объемы поставок как очень небольшие. Однако я бы обратил внимание на общую позитивность тренда. Потенциал достаточно большой. На сентябрьской конференции WorldFood в Москве мы как раз обсуждали тему экспорта по мороженому. И выяснилось, что ряд российских производителей уже вчера начали задумываться над тем, чтобы развивать экспорт своей продукции в Китай. Уровень цен там достаточно высокий, спрос растет весьма серьезными темпами. Тем более об этом уместно говорить сейчас — в момент, когда этому процессу был дан серьезный политически-экономический импульс.

Вопрос ведь пока не в объемах, а в сигнале, четко посланном отечественному бизнесу и китайским потребителям. В общем, по мороженому складывается весьма интересная ситуация, демонстрирующая, что конкретные экономические инициативы будут поддерживаться на политическом уровне.

P. S. Публикация подготовлена при поддержке информационного агентства MilkNews и Национального союза производителей молока «СОЮЗМОЛОКО».

вым импортером для российского рынка»

Читайте также
Исполнительный директор «СОЮЗМОЛОКО» Артем БЕЛОВ во время своего выступления на II Экспортном форуме «Беларусь молочная...
Центральным событием специализированной Международной выставки оборудования и технологий для животноводства,...
Анализ динамики производства и потребления молока и молочной продукции в Российской Федерации. Молочная...
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-704
+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
+375 (29) 33 55 100
produkt.by@tut.by