Вы здесь

Бананово-лимонный... антураж. О ценах, тенденциях, конце года и другом

Так уже получается, что фруктово-овощной сектор нашего продовольственного рынка вызывает в последнее время много вопросов.

Причем как у профессионалов, так и у рядовых потребителей. Достаточно сказать, что новость об интересе Россельхознадзора к происхождению белорусских (по документам) папайи, киви и цитрусовых разместили и «обглодали» все информационные порталы России и Беларуси.

Мы решили эту тему вынести за скобки и в качестве альтернативы пообщаться с одним из авторитетных специалистов отечественного рынка Вадимом А. (фамилию не называем по просьбе собеседника. — Авт.).

Почему именно с ним? Тема импорта в Беларуси сегодня как никогда горяча. А наш эксперт импортом овощей и фруктов занимается уже порядка 20 лет. Кого же еще спрашивать?..

— Вадим, начну с актуального и больного для белорусского бизнеса вопроса. Есть знаменитое постановление № 666 о государственной санитарно-гигиенической экспертизе продукции. Известно консолидированное мнение предпринимателей на его счет. Они считают, что данное постановление одним выстрелом убивает сразу нескольких «воробьев». По их мнению, в документе заложен опасный политический «капсюль» — перспектива возникновения дефицита по определенным товарным позициям как раз в конце сентября — начале октября. Да и сугубо экономические последствия внедрения сего документа в жизнь весьма тревожат специалистов. Есть ли вам что-то сказать по этому поводу?

— Знаете, пока ситуация с постановлением № 666 выглядит достаточно абсурдной. Все понимают, что оно даст уже в ближайшей перспективе. При этом мы, люди бизнеса, привыкли к таким непонятным документам, своеобразным пробным шарам. Они непонятно откуда появляются, вызывают негативную реакцию, потом срочно переделываются, дорабатываются, а в итоге рассеиваются как утренний туман. Впрочем, бывает и по-другому. Это когда отдельные постановления успевают принести вред делу, и тогда приходится много времени и сил приложить, чтобы нейтрализовать их воздействие. Больше мне сказать пока нечего.

— Давайте тогда поговорим об особенностях ценовой политики. В середине сентября проходила информация, что в Беларуси зафиксировано подорожание бананов аж на 80 %. С чем связана такая тенденция, способная заинтересовать контролирующие органы?

— Дело вот в чем. У бананов, как у любого тропического фрукта, имеется своя сезонность и ее отсутствие. Но тонкость в том, что оптовые компании вынуждены заключать с поставщиками контракты на целый год.

— И что это значит?

— Каждую неделю оптовик получает условных 10 фур. При том, что на пике сезона за семь дней реально продать 15–20 фур, вне сезона — не более семи-восьми. Поэтому вне сезона, то есть летом, нам приходится работать себе в убыток. Никуда не денешься. У оптовых компаний есть постоянные, круглогодичные обязательства перед поставщиками по объемам, их приходится выполнять.

Идем дальше. Средняя стоимость коробки бананов — 6 долларов, с расходами на логистику ее себестоимость для оптовика достигает 12–13 долларов. Зимой можно продавать такой объем и за 20 у. е. А вот летом продажи резко падают, и необходимо снижать цену до «минусовой рентабельности».

— То есть этап «лето-осень» априори подразумевает ценовые скачки на бананы, и новостью это являться не может?

— Да, август-сентябрь — традиционные ценовые «банановые колебания». Да и погода тоже оказывает серьезное влияние на цену вопроса этого скоропортящегося продукта. Август в нынешнем году выдался очень жарким и в России, и у нас. Поэтому в августе 2015-го Россия «сливала» нам бананы по цене «ниже плинтуса», чтобы просто не выкидывать их. Но потом погода стабилизировалась. Заодно единовременный рост евро составил 35 %. Понятно, что приобретаемый за валюту банан уже не мог по цене остаться на прежнем уровне в Беларуси. К тому же начался сезон, когда импортеры в той же России начинают отбивать убытки от работы летом.

Отсюда и появилась распиаренная информация о повышении стоимости бананов в Беларуси на 80 %. На самом деле, ничего сверхъестественного не произошло. Я уже сейчас могу сказать, кстати, что в начале декабря будет зафиксирован серьезный рост цен на импортный перец. Подозреваю, эту новость также отнесут к разряду топовых через пару месяцев.

— А почему вы так уверены?

— Все просто. Испанские грунтовые перцы к декабрю обычно уже заканчиваются, а парниковые — израильские и голландские — только начинаются. В итоге цена может вырасти и на 300 % в течение трех-четырех недель. Потом рынок насыщается, и все возвращается в привычное русло. Так что вынужден повториться. Мы имеем дело с абсолютно естественными сезонными колебаниями.

— А если выйти за пределы этой «поляны» с овощами и фруктами? Мы много за последние годы говорили о высвобождении, либерализации цен. Но сегодня их снова жестко контролируют. К чему это все может привести?

— Я выскажу свое мнение. В декабре прошлого года импортеры были вынуждены заморозить цены на том уровне, который до них довели. Хотя бы потому, чтобы не выкидывать уже растаможенные и ввезенные в Беларусь партии товара. Потом наступил дефицит по тем же томатам, поскольку никто не хотел работать в убыток. И тогда вновь включились механизмы либерализации. С учетом приобретенного опыта, думаю, такие американские горки нам всем вряд ли светят в ближайшее время. Я, по крайней мере, оптимист по натуре.

— А если нечто подобное все же произойдет?

— Тогда бизнес будет еще более осторожен в своих расчетах по ввозу той или иной продукции в Беларусь. Бизнес — это ведь не просто зарабатывание денег в одностороннем порядке. Мы платим серьезные налоги, зарплату своим сотрудникам, за аренду и т. д. И вообще, против законов экономики тяжело работать какими-то указами, даже если последние преследуют хорошие цели.

— Но в экстренных случаях такого рода акции возможны, ведь от форс-мажора никто не застрахован?

— Ну да, в прошлом году как раз и случился этот самый форс-мажор. Мне сейчас кажется, государству в нынешних условиях нужно действовать как в шахматах — просчитывать на два-три хода вперед. Если же будет преследоваться сиюминутная выгода… завтра мы сможем получить пустые полки, вернуться в 1990-е с их тотальным дефицитом. Зачем?

Сейчас в Беларуси невысокий уровень зарплат. И мы сами сознаем: те же бананы, выставленные за условные 20 тысяч за килограмм, придется выкидывать. Значит, приходится ужиматься: и импортеру, и торговле — как розничной, так и оптовой.

Мне кажется, самый лучший, сдерживающий от хаоса фактор — рыночное равновесие.

— Это когда только рынок определяет цену, соблюдается баланс интересов?..

— Совершенно верно.

— Не так давно прошла еще одна новость: Минская овощная фабрика вырастила партию бананов. Означает ли сей факт, что у вас появится серьезный конкурент?

— Знаете, я подробно не знаком с этой новостью. Но если подойти серьезно и просчитать, во сколько обойдется производство одного килограмма белорусских бананов, станет все ясно. Госкомпании сегодня ведь тоже умеют считать деньги.

— Но мы все громче говорим об импортозамещении по всем направлениям.

— В данном случае можно говорить про экзотику made in Belarus. Кому-то в самом деле будет любопытно купить белорусский банан за примерных 100 тысяч. Хотя я больше здесь вижу нормальный PR-ход.

— А вы почувствовали возросшую конкуренцию после визита президента на Минскую овощную фабрику летом нынешнего года?

— С какой стати? У них есть своя доля продаж белорусских овощей. На нее мы никоим образом не претендуем. Мы просто помогаем магазинам иметь альтернативный ассортимент овощей и фруктов. А если у нашей розницы в наличии будет продукция одной лишь Минской овощной фабрики, реакция потребителя окажется предсказуемой. Я уж молчу про то, что монополист будет продавать свою продукцию по очень высокой цене. Это — азбука.

И вот еще что. На европейском рынке низкие оптовые цены возможны за счет низкой себестоимости. И если даже после тех налогов, которые мы платим при ввозе своей продукции, компании-импортеры могут развиваться, а попутно торговать по ценам зачастую ниже, чем белорусские производители… Значит, это у госсектора, если говорить очень нейтрально, имеется серьезный потенциал для развития и экономии.

— Все по Жванецкому: может, в консерватории что-то подправить?..

— В общем, да. А если серьезно, считаю принципиально важной одну вещь. Выбор у человека должен быть всегда. Нельзя ему что-то запрещать. Запрет — это, как правило, путь в никуда.

— И последний вопрос, Вадим. Как бы там ни было, год заканчивается. Вы сможете спрогнозировать его финал?

— Отрадно то, что сегодня стало легче общаться власти и бизнесу. Умные люди в правительство пришли. Думаю, будет легче. Бизнес ведь — совершенно не противник власти. Если трудно людям, трудно и ему. Мы все в одной лодке. Необходимо лишь выбрать правильное направление и уже туда плыть. В общем, надеюсь, все обойдется без штормов и волнений.

Читайте также
Так уже получается, что фруктово-овощной сектор нашего продовольственного рынка вызывает в последнее время много...
О том, что происходит с предприятием в нынешнем году, «Продукт.BY» беседует с генеральным директором Александром...
«Шоковая заморозка» хлебобулочных изделий Технология так называемой «отложенной выпечки» появилась в 30-е годы ХХ...
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-704
+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
+375 (29) 33 55 100
produkt.by@tut.by