Вы здесь

Росстандарт предложил производителям добровольно вступить в клуб качества «ГОСТ»

Мы — то, что едим. А часто выходит, едим не то. Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии решило разобраться с проблемой с помощью старого доброго ГОСТа. С 15 мая в семи регионах России пока в пилотном режиме Росстандарт предложил производителям добровольно вступить в клуб качества «ГОСТ», отдав свою продукцию на проверку. Если еда будет соответствовать нормативам, к бренду официально прибавляется аббревиатура надежности «ГОСТ». Пока же фронт битвы за качество по разумной цене — прямо на полках российских магазинов, куда не все хорошее еще может легко попасть.

Едва заслышав рев мотора, буренки собираются на завтрак. Сенаж, плющеная кукуруза, алтайские травы… Не то что раньше в «Луче коммуны»: кормили скудно сгнившим сеном. Анатолий Ежов каждой отсыпает по 25 кило.

В почти стерильном доильном зале Наталья Куркова встречает первых клиенток. Теперь неэтично говорить «доярка» — оператор машинного доения. Раньше была заведующей сельским клубом — с окладом в пять тысяч рублей. На ферме платят больше.

«Мы очень довольны, что у нас работа есть, что зарплата достойная», — признается Наталья.

Достойная зарплата — это 30 тысяч. Встает Наталья в половине четвертого. Уходит с работы за полночь. За смену доит тысячу коров. Из этого молока на заводе варят сыр.

В огромных металлических чанах томится «Маасдам» — голландский сыр в исполнении мордовских сыроваров. Здесь освоили и пармезан итальянский, и испанский «Манчего». Иностранцы сами обучали технологиям.

350 рабочих, которые в две смены варят сыры и взбивают бутербродное масло. На фасовке — только женщины: натруженными руками таскают 7-килограммовые бруски сыра. Работают быстро, отгружая на склад все новые партии. Но хранить уже негде.

Завод работает на половину своей мощности. Склады забиты готовой продукцией. Этажи зрелого сыра. Две тысячи тонн, которые уже пора отправлять в магазины. Но сети капризничают. 300 рублей за килограмм качественного гостовского сыра – это им кажется слишком дорого. Они стараются сбить цену хотя бы до 200 рублей.

У производителя и торговой сети арифметика разная. Директор завода считает: на один килограмм сыра идет 10 литров молока. Это уже 250 рублей. Плюс закваска, ее везут из Дании. Газ, свет. Зарплата рабочим. Даже без рентабельности выходит 320 рублей за килограмм. Отгружают небольшими партиями.

«Проблема, что сети не хотят покупать качественный сыр. Им нужен дешевый. И неважно, как он называется. Они просят сделать сырный продукт и назвать его сыром. Сделать спред и назвать его маслом. Диктуют такую цену, чтобы им было выгодно сделать наценку в пределах 80-100%», — отметил Николай Киреев, генеральный директор сыродельного завода.

Николай Киреев лично видел: в одном из столичных магазинов его сыр продавали по 900 рублей, отпускная цена с завода — втрое меньше. 200% сверху. Их заберет сеть. Еще большую прибыль можно получить, если купить у производителя совсем дешевый сыр.

В одном из магазинов раскрученной федеральной сети покупаем несколько кусков и отправляем в лабораторию. Экспресс-тест показывает: желтый сыр неожиданно дает белое свечение. Значит, в нем содержится растительный жир. То есть это уже сырный продукт. Покупателям врут, заманивая низкой ценой. Есть это практически невозможно.

Сырный сомелье Александр Крупецков согласился проверить, как это на вкус. 17 отобранных образцов дались гурману нелегко. «Это пластилин, резина. Такое ощущение, что взял карандаш, у него есть ластик, ты его просто грызешь. Аромат у него, как у затушенной сигареты, угольный. Он к зубам прилипает, как гудрон из детства», — говорит эксперт.

По указанному на этикетке адресу производителя — СПА-салон и банк. Кто сварил эту пластилиновую замазку и что еще утаили от покупателя, теперь не узнать. Для человека бутерброд с таким сыром может обернуться пищевой аллергией.

«Увеличивается количество больных с тяжелыми формами пищевой аллергии, прежде всего, с анафилаксией, то есть той болезнью, которая может иметь летальный исход», — пояснил Александр Пампура, главный специалист, аллерголог-иммунолог Департамента здравоохранения Москвы.

Продукт может содержать аллергены, о которых на упаковках просто не пишут, ведь тогда точно покупать не будут. Впрочем, торговые сети все равно ничего не теряют — свои убытки они покрывают за счет производителей.

«Особенно они любят лжемаркетинг, когда они, например, говорят: надо изучить, как товар продается. Хотя у нас это все в базе. Им кнопку нажал — сразу увидел, кто, что и как покупают. Так вот они за эту услугу иногда берут до 25% поставки. Это вымогательство», — сказал Сергей Лисовский, заместитель председателя Комитета По аграрно-продовольственной политике и природопользованию Совета Федерации РФ.

За статистику динамики продаж подмосковный мясокомбинат заплатил сетевику 47 миллионов рублей. Это два раза кликнуть компьютерной мышью. Еще 22 миллиона — за дегустацию: на эти деньги можно было купить 130 тонн колбасы — два вагона. Еще 35 миллионов — за какие-то стандарты. Итого: миллиард.

«За пять лет наше предприятие заплатило налоговых отчислений в бюджет нашей страны 940 миллионов рублей. При этом за эти же пять лет миллиард сто миллионов рублей мы вынуждены были заплатить поборы официально торговым сетям», — сказала Эльвира Агурбаш, первый вице-президент ООО «Фирма «Мортадель».

Здесь могут производить сто тонн колбасы в сутки, но по факту — только шесть. Холодильники пустые. Свинокомплекс, который обеспечивал сырьем, сокращает поголовье. Кормить животных нечем. Они теряют вес. Предприятие — сотрудников. За год на комбинате сократили 600 человек.

Кондитерский цех приостановили, пельменный заморозили. Вот уже полтора года он стоит без света и отопления. Здесь выпускали паштеты, холодец, сибирские пельмени. Цех сырокопченых колбас работает в сокращенном режиме: два часа в день неполную рабочую неделю.

Директор комбината уверена: их выкинули с рынка, когда она рассказала всю подноготную, как сети вымогают деньги, доводят предприятия до банкротства, разоряют и неприлично завышают цены, хотя сам комбинат не поднимал их уже два с половиной года. Все наценки устанавливали магазины.

Торговые сети никого не держат. Кто не согласен с их условиями, может свободно покинуть прилавок. Когда отменили десятину как ретробонус ритейлеры стали искать обходные пути — задрали штрафы для поставщиков.

Хлебокомбинатам стали возвращать непроданный товар, загоняя в убытки. Директор владимирского предприятия Алексей Лялин отправил на свалку 1700 тонн в прошлом году — на сто миллионов рублей, 1300 — в позапрошлом. А у него на заводе — 750 рабочих. Не сократишь. У них семьи, дети.

«Мы выживаем еле-еле. Мы федеральным сетям отдали в 2016 году платежей на 55 миллионов. Наш завод закрылся с прибылью 24 миллиона, продав миллионы тонн продукции. У нас ничего не осталось. Нам нужны деньги на модернизацию, на зарплаты», — признался Алексей Лялин, управляющий АО «Владимирский хлебокомбинат».

12 лет Татьяна — на комбинате. Два часа в смену смазывает формы для хлеба, два часа раскладывает батоны. И так по кругу с восьми до восьми. В цеху невыносимо жарко, рядом с печью — плюс 55! Комбинат старается удивить, выпускает новые изделия: сушки, баранки, колечки. Стали печь круассаны со сгущенкой и слойки со свежими ягодами.

130 тонн выходят с завода каждый день. Раньше поставляли в магазины горячий хлеб, теперь по требованию сетевиков охлаждают и заворачивают в целлофан. Несетевых розничных магазинов с каждым днем становится все меньше. В Минпромторге предлагают торговать на ярмарках.

«Проблема в том, что по количеству торговых площадей существенно уступаем многим другим странам, у нас есть куда развиваться. А еще у нас просто не хватает разнообразия торговых форматов. Это нестационарная торговля, мобильная торговля», — подчеркнул Виктор Евтухов, заместитель министра промышленности и торговли.

В супермаркетах свободных полок уже не осталось — здесь огромная конкуренция. Только по хлебу в одной из сетей — больше 300 поставщиков. Переизбыток мясников, производителей растительного масла, кондитерки. Но есть и вакантные позиции.

«Сыр — это проблемная категория. Найти качественный недорогой российский сыр не так просто. Крупные сети ждут своих производителей», — сказала Елена Коннова, директор по корпоративным коммуникациям федеральной сети.

Сернурский сырзавод известен не только в России. Но в последнее время и его продукция исчезает из федеральных сетей. Сыр «Российский император» вдруг пропал со столичных прилавков. С предприятием несколько месяцев не рассчитывались.

Без оборотных средств невозможно развиваться. Предприятие могло бы перерабатывать до ста тонн молока в сутки. На выходе это пять тонн сыра каждый день. Как и завод в Мордовии, оно загружено лишь на 60%.

«Пускай берут наш сыр! Мы еще будем расширяться, Россию кормить будем. Не надо нам где-то со стороны брать», — уверены рабочие сырзавода.

Брать со стороны не позволит продуктовое эмбарго — сегодня на магазинных прилавках по некоторым позициям на 90% все отечественное. Осталось наладить диалог между производителями и торговыми сетями. Переговоры идут сложно, пишут «Вести», но договариваться надо

Источник: foodnewsweek.ru

Новости по теме:
На ближайшем заседании техкомитета при Росстандарте будут окончательно сформулированы изменения в ГОСТ на сырое молоко...
Росстандартом подготовлен проект приказа о снятии ограничения срока действия ГОСТ Р 52054-2003 «Молоко коровье сырое....
Технологию холодной электронной пастеризации (облучения) продуктов, которая используется во многих странах для...
comments powered by HyperComments
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-704
+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
+375 (29) 33 55 100
produkt.by@tut.by