Вы здесь

Производители молока из-за запредельного повышения стоимости топлива могут потерять 420 миллионов рублей в год

01.02.2018

В Баларуси цена на бензин и дизель в разы ниже той, что в Польше и Литве. На разнице зарабатывают жители приграничных населенных пунктов. Следуя собственному графику и договорившись с сопредельной стороной, везут  полные баки, а затем их «сливают». Заполняются до отказа соляркой для продажи дальнобойщики. Отсюда такие очереди из фур на границе. Ну а то, что цены на ГСМ практически стоят на месте который год,  даже вызывает удивление на фоне скачка стоимости электричества, коммунальных услуг. Однако поговаривают, что в скором времени они повысятся. И очень существенно. «СГ» попробовала разобраться, чем вызваны такие опасения.

Только производители молока из-за проталкиваемого нефтяным лобби запредельного  повышения стоимости ГСМ могут потерять 420 миллионов рублей в год. Это больше 8 тысяч новых тракторов

Экспертизу в этом вопросе «СГ» попросила провести заместителя директора частного Агентства стратегического и экономического развития Александра Кондрашонка, который разрабатывает бизнес-планы для крупнейших сельхозпредприятий в стране и России. Он подтверждает, что цены на топливо в Беларуси действительно одни из самых низких в СНГ. В прошлом году повышались всего на несколько копеек. Но это не почувствовали на своих кошельках потребители. При том, что своей нефти у нас очень мало.

Низкие цены на нефтепродукты эксперт связывает прежде всего с проводимой государственной политикой в области регулирования цен на них. Плюс модернизированные белорусские нефтеперерабатывающие заводы, которые обеспечивают высокую глубину переработки сырья, в результате чего в стране производится высококачественное топливо, востребованное как на белорусском, так и на экспортных рынках.

Экономическое обоснование для увеличения цен в этом году, как и в прошлом, тоже есть.

— Назрел момент, когда необходимо такое повышение. Однако увеличение должно быть поэтапным и плавным, в пределах до 3—5 процентов, так как резкое непрогнозируемое увеличение может негативно отразиться как на промышленных предприятиях, так и на рядовом потребителе. Повышение цен на топливо позволит обеспечить дополнительный доход основным игрокам рынка: нефтеперерабатывающим заводам, сетям автозаправочных станций. Производить некоторые категории топлива при существующем уровне цен и продавать на белорусском рынке невыгодно, — замечает Александр Кондрашонок.   

Мы связались с пресс- секретарем концерна «Белнефтехим» Мариной Костюченко. По поводу изменения цен на топливо она пояснила кратко:  «Если и будет принято такое решение, мы известим через сайт». Она также сослалась на то, что в своем недавнем интервью БЕЛТА заместитель председателя «Белнефтехима» Андрей Рыбаков уже говорил на эту тему. Что ж, вернемся к позиции топ-менеджера.

По словам Андрея Рыбакова, рентабельность производства и реализации моторного топлива на внутреннем рынке отрицательна. Один из путей ее увеличения — как минимум привести белорусские цены на автомобильное топливо к паритету с ценами российского рынка. Все возможные меры внутреннего характера для сокращения затрат НПЗ уже предприняли.

Андрей Рыбаков в упомянутом интервью приводит статистические данные за август—декабрь прошлого года, в которых  отмечается постоянный рост стоимости нефти. В декабре 2017-го средние мировые котировки нефти составили 63,9 доллара  за баррель и на 25,8 процента превысили уровень котировок августа 2017-го (50,8 доллара  за баррель).

Удельный вес стоимости нефти в себестоимости производства нефтепродуктов — более 80 процентов.  Поэтому для компенсации потерь НПЗ от роста котировок нефти за указанный период цены на нефтепродукты необходимо увеличить на 23 процента. Кроме того, в 2018 году запланирован поэтапный рост ставок акцизов на моторное топливо на 10 процентов, что также ухудшит экономическую эффективность работы НПЗ и потребует компенсации потерь путем увеличения цен.

Это, подчеркнем, позиция ведомства. Будет ли она принята к рассмотрению, реализована в той или иной степени, говорить рано. А о том, что предлагаемая цена, на наш взгляд, запредельная, что информационный выброс такого плана вообще сомнителен, можно. Опасная, оторванная от реальности идея — повышать сразу почти на четверть стоимость энергоресурсов, тогда как у НПЗ от внешних продаж по итогам 2016 года сохраняется в принципе положительная рентабельность, — по моему скромному разумению, безответственно. Гигантский скачок повлечет за собой тотальное увеличение стоимости жизни  во всем ее многообразии, начиная  от стоимости проезда в общественном транспорте до цен  на товары и услуги.

Давайте посмотрим, что будет  с предприятиями АПК, в себестоимости продукции которых энергетическая составляющая 10—20 процентов. В любанском ОАО «Речень» даже при том, что закупочная цена поднималась, затраты на производство тонны зерна составят около 200 рублей. То есть себестоимость станет равной закупочной цене. Выращивать зерновую группу будет попросту невыгодно. А ведь хлеб — продукт стратегической важности. И без него никуда.

Не так выгодно станет производить молоко. По информации экономиста этого хозяйства Жанны Лосевич,  после озвученного подорожания  топлива сельчане  могут терять по 60 рублей с тонны. Выручки останется с гулькин нос – всего 36 рублей с тонны. А ведь из  этих денег нужно еще заплатить за электричество, штатным специалистам, найти деньги на покупку техники. Да и закупиться новым топливом, которое  сельхозпредприятие не берет в кредит, а получает за произведенную продукцию. И попробуй вовремя на рассчитайся.

А теперь урок прикладной математики в тему. За прошлый год в стране произведено практически 7 миллионов тонн молока. Шестьдесят рублей с тонны, которые хотят изъять нефтяники, это 420 миллионов рублей. Если средняя цена трактора (МТЗ-82 и -1221) 50,5 тысячи рублей, то у села уводят примерно 8316 машин.  Всего их в  наших сельхозпредприятиях примерно 40 тысяч единиц.

Будут убытки и на сезонных сельхозработах. Только на весеннюю посевную в апреле-мае тому же ОАО «Речень» понадобятся баснословные дополнительные средства – 63 тысячи рублей. (И это, не считая уборочной). За эти деньги можно купить два трактора. Техника, кстати, для сельхозпредприятия нужна как воздух. Ведь ее приходится арендовать по заоблачным ценам.

Наш эксперт Александр Кондрашонок высказывает предположение: «Строится атомная электростанция. Некоторые промышленные предприятия смогут переориентировать на электроэнергетику. А основной потребитель дизельного топлива – предприятия АПК — пусть работают во время посевной и уборочной, как и раньше, при этом обеспечивая рачительный расход топлива и экономию дорогих ресурсов. Тогда рост цен на топливо в целом не ударит по кошельку».

Возможно, что за электроэнергетикой будущее, так как киловатт ее дешевле, чем жидкое топливо. Но нужно исходить из реалий. Электротрактор, к примеру,  пока еще в разработке, и, похоже, увидим его нескоро. А основной энергоноситель в нашем АПК — дизельное топливо — расходуют не только во время посевной и уборочной, а практически 12 месяцев в году. Ведь производство круглосуточное: каждый день нужно подвозить корма на ферму или воду. Совсем не укладывается в голове, что даже эти технологические процессы станут менее доступными, не говоря уже об остальном.  

Конечно, на фоне всех предстоящих изменений – возможных или неожиданных —  аграриям нужно рачительно использовать ГСМ. Тогда и топлива,  какое оно бы ни было дорогое, понадобится меньше. Зато больше денег останется на удобрения, средства защиты.

Только если мы призываем крестьянина, который потом поливает землю, выращивая корма и производя молоко и мясо и получая за это сущий мизер в сравнении с заработком нефтедобытчиков, тотально на всем экономить, то и последним нужно об этом подумать.  Да, продукты переработки у нас одни из лучших в СНГ, на  НПЗ делают все, чтобы продолжить модернизацию, но только  не надо плакаться, что это все, предел.  Неправда. Технологии в этом бизнесе развиваются семимильными шагами, спрос на продукт стабильно растет. Да и нефть — это же не озимый рапс, она в бесснежную зиму в крекинг-установке не замерзнет.

А что касается справедливой цены на топливо, то с Александром Кондрашонком здесь надо согласиться:  только она заставит всех, в том числе аграриев, инвестировать в более экономичные технологии, снизив   топливные издержки в структуре себестоимости товаров и услуг. Целесообразнее, например,  снижать себестоимость кормов за счет рачительного внесения средств защиты растений, ведь цены на них привязаны к доллару.

В Витебской, к примеру, области, где  не очень высокий балл плодородия почв, в одном из хозяйств отработали новую  систему внесения удобрений. В итоге затраты те же, что и раньше, а выход продукции в два раза выше. Таких примеров, поверьте, много. Но если сравнить затраты на производство продукции у нас и в той же Европе, то катастрофически мало. Только как бы кто ни упирался и противился новым технологичным веяниям, жизнь заставит идти в ногу со временем. Ведь топливный жупел далеко не последний в арсенале тех, кто хотел бы снять пенки со становящегося на ноги агробизнеса.

Новости по теме:
Заметили: на упаковках сметаны, сыров, кефира, творога, других молочных продуктов нет надписей, из молока какого сорта...
За последние годы государство вложило огромные средства в строительство тысяч современных молочно-товарных ферм. Нас...
Особая роль в животноводстве принадлежит молочному направлению. То, что оно источник поступления денежных средств, —...
PRODUKT.BY
220005, г. Минск, ул. Платонова, 22-704
+375 (17) 33-16-555
+375 (17) 33-16-777
+375 (29) 755-95-50
+375 (29) 33 55 100
produkt.by@tut.by